Результаты вашего поиска

Что день грядущий нам приготовит…

Опубликовано v.kulyabin на 01.06.2016
| 0

Депутат областной думы Алла Войтова считает, что экономический фон области «фонит». И «фонит» не слабо

VoitovaВторая половина года обещает быть и труднее, и дороже, чем первая. Причин столько, что выделить из них наиболее «уважительную» непросто. Тут и выросшие тарифы, и взбесившиеся цены, и падающие банки…

Не то чтобы все грянуло разом – зацепит то одно, то другое, и все же на бегу мы часто не успеваем внимательно рассмотреть окружающую среду, чтобы хоть как-то сгруппироваться перед очередной колдобиной.

Хорошо, если предупредят.

О таких колдобинах не раз и не два предупреждала Алла Войтова, депутат и член комитета областной думы по бюджету и просто человек, не обделенный здравым смыслом. Предупреждальщиков у нас не любят, и опального депутата заклеймили в пессимизме и «сгущении красок».

Однако она предупреждает еще раз — экономический фон области «фонит». И «фонит» не слабо.

Тарифы: по умолчанию

Прежде всего, с 1 июля вырасли тарифы. И, несмотря на уверения премьера, что это не больно, население — ближе к осени — разницу ощутит. И будет ее выплачивать. Никуда не денешься — надо понимать, в какой ситуации мы сейчас находимся. Коммуникации ресурсоснабжающих организаций – «Янтарьэнерго», «Водоканала», «Калининград-Теплосети», — требуют капремонта, замены и модернизации, и требуют давно.

Но где взять для этого деньги?

Все помнят драматические заседания с участием министров и депутатов, когда «Янтарьэнерго» защищало необходимость повышения тарифов «любой ценой», доказывая, что иным способом выполнить свою инвестиционную программу оно не сможет.

Но почему за счет населения? Ведь эта организация – акционерное общество, а финансируя капремонт и модернизацию, население увеличивает капитал акционеров, частных лиц и государства, которое владеет контрольным пакетом акций.

Да, модернизация необходима, но есть и другие варианты. Например, пусть в нее вложатся, прежде всего, сами акционеры, — их задача не только дивиденды получать, но и принимать меры, чтобы держать предприятие на плаву.

Кроме того, предприятие можно приватизировать. Но почему-то все наши предприятия-монополисты не торопятся продать свои доли стратегическому инвестору, который бы инвестировал в капремонт и развитие. Нет, прибыль они хотят иметь здесь и сейчас, а неприятную необходимость по капремонту переложить на плечи рядовых потребителей.

Никто не продает и «Водоканал» с «Теплосетью», точнее, их никто не покупает –слишком тяжелый шлейф тащит каждое из них. Шлейф устаревших, аварийных сетей, долгов, несостоятельного менеджмента.

Нет денег на это и у держателя контрольного пакета – государства, которое не может ни создать нормальный инвестиционный климат, чтобы привлечь инвестора, ни оплатить дорогостоящую модернизацию из казны.

Вот и остается по умолчанию один единственный источник финансирования – мы с вами

Капремонт

То есть, мы имеем точно такую же ситуацию, как и с ремонтом жилья, которое прежний собственник — государство — не ремонтировало много лет, решив опять-таки перевести стрелки на население.

Конечно же, оно, население, не горит желанием раскошелиться неизвестно за что — в июне мы собрали 102 тысячи подписей горожан против введения закона о капитальном ремонте. Причем занимались этим люди вне партийных дел и политических предпочтений, так как понимали – это касается всех и каждого.

Подписи под протестом мы увезли в Москву.

И вот на прошлой неделе приходит ответ из администрации президента и прокуратуры – одними и теми же словами нам говорят, что, мол, «все нормально, все по закону и граждане могут выбирать – либо отдавать деньги региональному оператору, либо заводить собственный счет дома».

Кто ж спорит – да, по закону, но в том-то и дело, что сам закон-то несправедлив и даже антиконституционен, и по сути является финансовой пирамидой, которая к заявленной цели – «всеобщему капремонту» — не приведет.

Пилюля слегка позолочена – региону обещают выделить сверх программы 1 миллиард рублей на капремонт, но это не те деньги, которые помогут решить проблему: для всех домов региона, нуждающихся в первоочередном капремонте, нужно в разы больше.

Что ж, мы на этом не остановимся, следующая инстанция – Конституционный суд.

Жаль, что ветви власти, в отличие от простых горожан, эту инициативу не поддерживают. Проигнорировали мнение ста тысяч людей и в Государственной думе: есть политика, которую «определили». И надо было понимать, что вместе с квартирой люди приватизировали и сто лет не ремонтировавшийся подъезд, и дырявую крышу, и затопленный подвал. Теперь все это надо привести в надлежащий вид, простив государству его долг по статье 16 Закона о приватизации жилищного фонда в РФ (обязательство по капремонту приватизируемых квартир).

Удивительное пренебрежение мнением «электората»: на деле все понимают, что 102 тысячи – это самые активные и информированные, на деле тех, кто не согласен с законом, много больше. Наконец, эти подписи — показатель, что у нас образуется то самое гражданское общество, о котором так много говорят… но голос которого услышать не захотели.

К слову, если бы провести референдум, думаю, что с законом о капремонте было бы покончено.

А мы искренне верили, что добьемся понимания на этом этапе.

Простой российский грааль

Население, в котором твердовалютные миллионеры встречаются реже, чем изюм в простой буханке, по умолчанию остается безотказным и вечным источником финансирования для государства и других желающих.

Тенденция поднимать экономику за счет личных средств населения наметилась у нас давно — за счет повышения тарифов и налогов (в том числе, и подоходного), налога на имущество по кадастровой стоимости, да еще «присовокупление» обязательного, но необъявленного налога на капремонт — все вместе это серьезно утяжеляет финансовое бремя населения.

С планами замораживания пенсий к 2015 году перспектива выглядит еще грустнее.

Но что одной рукой отбирается, другой дается; мы пришли к абсурдному состоянию, когда все большая часть населения получает субсидии на оплату коммунальных услуг, подтверждая тем самым, что эта часть находится за чертой бедности.

Трудно ждать иного, когда федеральная политика запрограммирована на строительство чиновничьего государства: уже сегодня треть работающих — бюджетники. Предприятий не энергетического сектора почти что и не осталось, и «бюджетный ассортимент» небогат: образование, медицина и аппарат. И предпочтительнее – аппарат, как вариант более стабильный.

Экономика большинства стран держится за счет малого и среднего бизнеса, но так как у нас его последовательно душат налогами, штрафами, а проценты по кредитам растут, то предприниматели повсеместно свертывают свой бизнес, вот и остаются на плаву аппарат да монополии в сфере энергетики.

Росту экономики такой вариант не способствует, зато способствует росту налогов.

Будем праздновать?

На мой взгляд, в тучные года, а они были еще так недавно, нужно было не праздновать, не хвататься за устройство олимпиад и мировых чемпионатов, а приводить свой дом в порядок. Такая серьезная федеральная программа, как капремонт, требует триллионов.У нас была возможность по-хозяйски направить деньги на эти насущные нужды, но потратили мы их совсем на другое.

То же и с капремонтом коммунальных сетей. Ни запасов, ни залатанной крыши…

Когда верстали бюджет 2013 и 2014 годов, мои коллеги по думе обвиняли меня в пессимизме – мол, в чем я вижу падение, когда до этого долгие годы мы только росли?

Да, у нас длительное время наблюдался рост ВВП, но за счет чего? Практически за счет роста цен на энергоресурсы. По результатам 2013-го мы имеем в Калининградской области реальное сокращение по налоговым поступлениям, наблюдается падение инвестиций в основной капитал (84 процента по отношению к 2012 году), на 5 процентов — падение в обрабатывающей промышленности, на 1 — падение реальных доходов населения. Причем первый квартал нового года показал дальнейшее ухудшение.

Реально ощущается и кредитный голод – из-за санкций по поводу конфликта с Украиной банки вынуждены повышать процентные ставки.

Районы риска

Бесспорно, в первую очередь это отразится на строительной отрасли. Эта сфера экономики достаточно громоздка и оттого инертна, так обычно и происходит, и не только в России.

На рынке жилья мы наблюдаем затянувшуюся паузу. Появилось большое количество предложений и по жилью, и по коммерческой недвижимости, но покупать его не спешат. Правда, цены остаются довольно высокими – вполне вероятно, что неизбежен откат, и не в последнюю очередь это связано с меньшей доступностью кредитов под разумный процент и стагнацией в экономике.

Такое положение вкупе с грядущим налогом на имущество сократит число инвестиций в жилую недвижимость.

Показатель самочувствия экономики, скорее всего, можно отследить по состоянию рынка акций. Сегодня пока он более или менее стабилен, хотя и не на подъеме, но инвестиционная ситуация зыбка – все замерли в ожидании обвала. И начнется он как раз с рынка акций, следом за ним — рынок жилья. Риэлторские агентства уже сегодня жалуются на небывалый застой, застройщики сами торопятся реализовать свой продукт, предпочтительно на стадии «полуфабриката». А для потребителей этого продукта долевое участие остается по-прежнему, пусть и рискованным, но порой единственным доступным способом приобрести жилье.

Спускаясь с горы

В пользу застройщиков играет и ситуация с банками – им не верят, они рушатся один за другим («Огни Москвы», «Инвестбанк»), и в такой ситуации квартира, пусть и недостроенная, — та самая синица в руках. Случись очередное банкротство – в руках останутся хотя бы квадратные метры.

domikСегодня цены остановились, рост замер, и хотя квадратные метры все еще довольно дороги, их продолжают покупать «на корню», потому что готовые квартиры большинству не по силам.

Конечно, вопрос «спуска с горы» — дело не месяца и даже не полугода, но критическая точка пройдена.

И вот во время «спуска» дорогостоящие покупки останутся за пределами возможностей среднего класса.

Инвестиционные покупки квартир – с перспективой налога по кадастровой стоимости и возможного падения цен — становятся невыгодными.

Покупать жилье будут те, кто успел накопить, а также те, для кого останется доступной ипотека. А это в условиях нестабильности бизнеса – бюджетники, имеющие достаточно стабильную зарплату, чтобы планировать свои расходы и кредиты, уверенные, что его работодатель останется на плаву.

Если при все еще высоких ценах на нефть государству не хватает денег на то, чтобы выполнить уже объявленные госпрограммы, и оно изымает пенсионные накопления граждан, то серьезное падение рубля неизбежно – хотя бы для того, чтобы государство могло выполнить свои социальные обязательства.

Притом, что цены на квартиры остаются на том же рублевом уровне на фоне подорожания доллара, мы имеем уже сейчас реальное падение цен.

Выбираться из этой ямы будет сложнее, чем в кризисы 1998-го и 2008-го, когда еще не была окончательно добита промышленность, оставшаяся в наследство от СССР: сейчас такого «подкожного» запаса нет, как нет и промышленности. В Калининграде, если не считать завода «Янтарь», который жив тем, что ему достаются (пока достаются) бюджетные заказы, других таких предприятий нет.

И когда на предупреждение об обвале рубля нам говорят, что займутся импортозамещением, хочется уточнить – где и на чем этим импортозамещением будут заниматься? Новые заводы мы уже построить не успеваем да и инвестиционный климат не особо привлекателен, старые — распроданы, разрушены.

Голландский синдром: как его лечить

В мировой практике похожее состояние депрессивной экономики длилось порой не годами – десятилетиями, как это было, например, во Франции и в Прибалтике. И первой под удар попала недвижимость — недаром французские замки продавались по смешным ценам. По смешным, рекордным по дешевизне ценам продается и недвижимость в Прибалтике (если не считать Юрмалы, Риги, Вильнюса).

Пока у нас налицо эффект «голландской болезни». Что от нее болит? В 1959 году в Голландии было открыто крупнейшее в мире месторождение газа, эдакий джек-пот, которому сначала все очень обрадовались и бросились инвестировать в энергетику.

В страну хлынули доллары и марки, а местная валюта стала сильно укрепляться. В результате продукция обрабатывающих отраслей оказалась неконкурентноспособной, ее вытеснял импорт.

Такая ситуация, как правило, влечет сокращение выпуска и экспорта обрабатывающих отраслей, — так называемую деиндустриализацию страны, что сказывается в конечном итоге на снижении валового внутреннего продукта.

Многие ведущие экономисты считают, что для ликвидации такого перекоса необходимо изымать часть средств у ресурсодобывающих отраслей путем введения повышенных налогов и перераспределять их среди других отраслей в виде предоставления льгот по налогам, субсидий, таким образом стимулируя их рост.

Что и было сделано в Голландии. Но у нас «лечат» по-другому. Например, подумывают, как бы усилить налогообложение малого и среднего бизнеса, отменить «вмененку», ввести для упрощенной системы налог на имущество от кадастровой стоимости, а также и налог с продаж… То есть, еще более ужесточают положение утопающих. Недавно я разработала законопроект, чтобы существенно снизить цену патентов для «самозанятых» людей, предпринимателей, работающих без привлечения наемного труда.

Законопроект получил отрицательное заключение правительства и губернатора, которые хотели бы иметь с малого и среднего бизнеса гораздо больше. Больше, чем он способен дать.

В результате полузадушенные налогами и проверками индивидуальные предприниматели (работники сферы сервиса, строители-отделочники, да и просто строители) либо сворачивают свой бизнес, либо переходят «в тень», лишая областную казну пусть небольших, но стабильных налоговых вливаний.

Допинг и побочный эффект

Говорят, что в виде подготовки к чемпионату экономика области все же получит свой допинг. В том числе, и в виде налогов – ведь стройки-то не рублевые.

Не думаю, что это так.

Есть бюджетные деньги, которые осваивают единицы предприятий. Как правило, это строительство, а крупные строительные подряды получают у нас в основном московские и санкт-петербургские компании.

На данный момент в Калининградской области не осталось ни одной местной компании, которая занимается строительством дорог. Обанкротился даже «Россбан», фирма с хорошим потенциалом: прибыльные контракты они практически не получали на протяжении длительного времени – зато их в обилии имела питерская компания ЗАО «ВАД». Она и сейчас получает в нашей области все контракты по строительству дорог.

Я специально сделала запрос, чтобы узнать, сколько за последние два года ею заплачено налогов в областной бюджет – всего-то 3-5 миллионов рублей в год, что составляет 0,1 процента от ежегодного дохода в 3-5 миллиардов рублей. Для сравнения: даже малый бизнес, использующий упрощенную систему налогообложения платит 6 процентов от своих доходов в региональный бюджет…

Зато мы потеряли свою крепкую компанию, которая платила в казну региона в десятки раз больше. Да, на суб- и суб-субподрядах заняты и местные кадры, но они получают копейки, и это подчас всего лишь «работа ради работы», только чтобы не стоять без дела – налоги с них погоды не делают.

Пик «столичного присутствия» мы имели при губернаторе Боосе, за которым потянулся шлейф московского бизнеса, но лучше не стало и тогда, когда его место занял свой, из Гусева.

Кто сейчас делает проект к ЧМ? Кто получит генподряд? Конечно, московские и питерские фирмы, наши строительные компании хорошо, если будут на подхвате. И львиная доля налогов уйдет в Москву и Петербург, как это случилось со строительством Приморского кольца.

Сегодня многие калининградские фирмы продают спецтехнику, сокращают персонал – логика дальнейшего движения экономики ими просчитана.

Пессимистично? На мой взгляд, реалистично. К сожалению, очень часто мои экономические предсказания сбывались.

Повторять «все будет хорошо» не поможет – это как раз тот случай, когда пора открыть глаза и приступить к поискам выхода.

Оставить комментарий

  • Расширенный поиск

    0 руб. до 50 000 000 руб.

    Дополнительные параметры
  • Ипотечный калькулятор