Результаты вашего поиска

Что такое дизайн-код

Опубликовано michail на 07.12.2017
| 0

Нынче самый свежий архитектурный термин – «дизайн-код», который теперь будет непременным составляющим «фейс-контроля» для каждого российского города. Как выяснилось, Калининград слегка – лет эдак на пять – опережает модное веяние, главный архитектор города Вячеслав Генне объясняет, что этот термин обозначает, как все это начиналось и чем продолжится.

— Проясним вопрос терминологии? Дресс-код – понятно. А дизайн-код?

— На русском было бы многословно: дизайн подразумевает в том числе и технологичность, функциональность, концепцию стиля. Однако ж термин удобен: объемен и многозначен. В законодательстве он пока не проявляется, но именно пока — возможно, скоро он «проявится» в нормативных актах. Сегодня дизайн-код пока что касается конкретной типологии среды: вывесок, рекламы, НТО, ярмарок, уличной мебели, — вот, пожалуй, и все.

— Но с вывесками и уличной мебелью вы работали и раньше? Без специального закона и специального же термина?

— Свой дизайн-код должен иметь каждый город и городок. Мы задумались об этом еще лет пять тому назад – по части вывесок, колористики и прочего. Просто в то время в нашем распоряжении был разве что рекомендательный инструмент. Об этом я говорил и в администрации, обращался и к изготовителям рекламы, оповещая их о том, что есть такой документ, так что при выборе типов конструкций и способа монтажа они все же в какой-то мере придерживались наших рекомендаций.

Вообще предполагалась такая схема: предприниматель (не важно, в какой сфере деятельности), который захочет как-то оформить свою «точку», — с помощью ли вывески, или скамеечки и крыльца, — должен обратиться к профи. И не важно, будет ли это какое-либо ведущее рекламное агентство или «предприятие» в гараже, все они будут подчиняться единым правилам (как это происходит с правилами землепользования и застройки для строителей). Заказчику скажут – мол, мы можем изготовить только такую вывеску (скамеечку, крыльцо), а другую вам город поставить не даст. То есть, утвержденный дизайн-код мог бы стать поводом для отказа в несанкционированной рекламе.

Пока что все происходит по-другому: у заказчика рекламы свое видение, как она должна выглядеть, какая должна быть ширина, высота и яркость букв, мол, я плачу деньги – я и определяю, какой она будет. Исполнитель вынужден делать, как он хочет, тот забирает заказ и устанавливает его на точке. И ждет, когда приедет специальная фирма, чтобы все это демонтировать.

— Калининград на форумах уже известен «ковровой зачисткой» пространства от рекламного спама. Теперь процесс обретает законный статус? Кто первый предложил системный подход? Калининград?

— Вообще-то у нас уже пять лет как дизайн-код разработан и вывешен на сайте администрации, только под другим названием – «концепция размещения рекламы». Новую волну в масштабе страны на эту же тему недавно подняло АИЖК. Агентство предложило и название (дизайн-код) и оператора — московскую фирму «Стрелка». Этой командой был разработан и реализован пилотный проект. Произошло это на центральной улице города Саратова.

Но Калининград действительно оказался опять впереди паровоза. Прошедшим летом я был в Краснодаре и Красноярске, и отметил, что по части «рекламного беспредела» Калининград по сравнению с ними выглядит, как самый чистый город России. В Краснодаре вообще настоящий рекламный ад. Хотя, казалось бы, столица российского юга, но безобразие полное: увешано все чем кому заблагорассудится, и никто этим даже близко не занимается. А на фоне того, что там еще нет генерального плана и правил землепользования и застройки… Месяц назад к нам приезжали представители крупных и средних строительных компаний Краснодара – ознакомиться с городом и выбрать площадки для строительства. И вот их взгляд со стороны: у нас очень хорошие дороги, очень благоустроенный город и у нас нет визуального мусора и хаоса в рекламе.

— Помнится, что опять-таки лет пять тому назад «сборная» архитекторов с югов, проездом из Петербурга, очень критиковала нашу «зарекламленность», и благоустройство.

— Пять лет назад Краснодар ставили нам в пример. Но что тогда представлял собой Калининград и то, что он представляет собой сейчас – небо и земля. Могу только сказать, что руководитель отдела рекламы в мэрии Краснодара недавно обращался к нам с просьбой поделиться нормативными материалами и опытом — как у нас наводится с этим порядок.

Все же в контексте тридцати лет с тех пор, как у нас появилась реклама, а ее никогда до этого в нашей стране не существовало… если не считать агитплакатов и «наскальной» живописи, призывающей выполнить пятилетку в четыре года и про «славу КПСС», а также афиш и вывесок времен первого НЭПа. Но вместе с НЭПом канули в Лету и симпатичная графико-поэтическая реклама Маяковского («Нигде кроме — как в Моссельпроме!»), и прочие попытки адвертисмента. Так что по сути это было новое социально-экономическое явление: в 90-х реклама возникла как новый феномен, пережила «дикий» период и постепенно эволюционировала к цивилизованным формам. Уже в 2014-м мы начали заниматься внесением изменений в нормативы по рекламной части и даже сумели как-то ее ограничить. Эти наши начинания были поддержаны горожанами и даже самими предпринимателями. Сегодня рекламно-информационный фон города явно вошел в берега: убраны растяжки над улицами, исчезли баннеры и лохмотья с дорожных ограждений и деревьев, ликвидированы настенные панно. Кстати, кончились и судебные тяжбы жителей домов, которые жаловались на то, что «рекламщики» просверливают стены навылет, чтобы закрепить на фасадах и торцах огромные панно. В результате — в квартирах холодно и сыро, к тому же вместе с утеплением разрушается конструкция стены, тем самым сокращая срок жизни здания.

— Судя по выездам «ликвидаторов» процесс не устаканивается?

— Сейчас на повестке дня – демонтаж рекламы с объектов культурного наследия. Например, можно сравнить то, как недавно еще выглядела «Бомба» (в прошлом Дом техники Ханса Хоппа), и как она выглядит сейчас. Исчезают последние следы рекламы, которая местами еще доживает последние договорные денечки (та, на которую было получено разрешение до 2018 года и парочка – до 2019-го, остальное на прошлой неделе уже было демонтировано). А ведь раньше здание смотрелось, как ярмарка кожи в Сокольниках: ни единого кирпичика не было видно — все было завешено наглухо!

Кроме того на повестке дня еще и протокольные маршруты: сотрудники КАиС по плану-графику выезжают по конкретным адресам, где есть самовольная реклама – демонтировать. Это делают специалисты фирм-подрядчиков, выигравших конкурс, и по условиям техзаданий, сформулированных в конкурсных процедурах. И, — раньше такого не наблюдалось, — предприниматели-нарушители, видя серьезность намерений, порой снимают рекламу сами.

— А нельзя ли обязать изготовителей рекламы придерживаться регламентов дизайн-кода, чтобы заказчики потом не страдали от напрасных трат?

— Сами производители рекламы навстречу нам не идут, а вмешиваться в предпринимательскую деятельность мы не можем, Но вот контролировать результат – вполне. Я считаю, что пора создать комфортную среду для всех участников рекламного рынка. Например, издать каталог рекламы страниц на сто, где каждый найдет себе блюдо по вкусу – и попроще, и подороже, но по общему принципу: не закрывать декоративные элементы фасада, использовать рекомендуемые объемные буквы, не превышать определенную площадь.

Надеюсь, что скоро мы будем активно обсуждать и проблему наглухо заклеенных витрин, — особенно это касается гастрономов и продуктовых магазинов, переоборудованных из других зданий и нежилых помещений. То есть, вместо того, чтобы создать в окне симпатичную витрину, ее полностью заклеивают.

— Заметно – в Калининграде никто не стоит у витрин, как это бывает в Питере или Москве, — любоваться, в общем-то, нечем.

— Да, кстати, у нас как-то не приживается традиция создания красивых витрин, — а это настоящее искусство, которое делает город привлекательнее. Например, в Берлине витрины «работают» и ночью: это настоящие произведения искусства с красивой подсветкой, есть и механические — где ходят миниатюрные паровозики или движущиеся фигуры. Общее в них — интересная композиция, интересные товары, особенно к праздникам, — к таким витринам хочется подойти и полюбоваться и детям, и взрослым… Боюсь кого-нибудь не упомянуть, но отдельные образцы хорошего вкуса в Калининграде все же есть – взять хотя бы «маниакально» увлеченного этим искусством Сергея Фролова, у которого магазин «Мода-центр» на Ленинском проспекте и в Морском бизнес-центре со стороны Гвардейского проспекта, — его витрины красивы и он их периодически меняет. Еще пример – витрины мебельного магазина напротив «Лондона», — тоже образец настоящего искусства витринной декорации. Надеюсь, по ходу рекламной эволюции их станет больше.

— Что еще затрагивает дизайн-код?

— В общем – весь внешний облик города. Сейчас он касается пока вывесок и рекламы больших и малых торговых объектов.

— А как быть с «не вписывающимися» в городской ландшафт фасадами домов?

— У нас есть специальная муниципальная услуга по паспорту фасада, — пока мы регламентируем облик домов в его рамках. Но эта тема обсуждается вот уже несколько последних месяцев, и, надеюсь, регламент архитектурного облика зданий будет включен в новую редакцию правил землепользования и застройки, и в них появится новая глава, которая будет описывать порядок получения и согласования архитектурно-градостроительного облика объекта капитального строительства. То есть, при получении ГПЗУ будет указано разработать специальный проект и получить согласование.

— Обратной силы закон не имеет, поэтому какие меры будут приняты в отношении особо уродливых фасадов?

— Только в случае реконструкции, капитального ремонта и т.д. Естественно, эта норма будет распространяться на объекты, которые будут строиться, а не на уже существующие. Думаю, что в наши беспрецедентные времена, когда совпало все – и капитальный ремонт, и подготовка к ЧМ-18, и акцент на туристической привлекательности города, — правительство не остановится на реконструкции фасадов только по Ленинскому проспекту. В Фонде капитального ремонта запланировано еще около 30 домов, и не только в центральной части города – география разная и состоит из тех адресов, где сошлись все критерии для привлечения средств капитального ремонта. То есть, согласие жителей этих домов, и правильно оформленные документы, состояние дома с точки зрения аварийности, теплотехнические показатели, конструкция крыши, фасада, — целая программа, по которой дом может быть включен в такой список.

— А что о перспективах применения дизайн-кода?

— Мы занимаемся вопросом дизайн-кода, в том числе в рамках так называемого «Большого проекта». Хронологически это выглядит так: АИЖК совместно с Минстроем РФ и со «Стрелкой» инициировали нацпроект, связанный с комфортным жильем, куда были включены сорок городов, в число которых вошли те, что принимают ЧМ-2018. Среди них и Калининград. В этих городах — совместно с главными архитекторами, но также и на основании специальных исследований специалистов КБ «Стрелка» — было выбрано, какие места необходимо благоустроить, чтобы получить качественную и комфортную среду, которая была бы востребована людьми. Для этого были сделаны специальные, очень интересные карты. Они похожи на снимки УЗИ – где-то интенсивнее по плотности, где-то — по цвету. Карты подготовлены, в том числе, на базе социологических исследований центральной части города с привлечением большого количества источников информации (так, например, учитываются упоминания в СМИ, проявление к ним интереса горожан в соцсетях, частота фотографирования, посещаемость, etc.).

— И какое самое «неупоминаемое» место оказалось в Калининграде?

— Как ни странно — это Нижний пруд, хотя он имеет довольно большой потенциал. Мы все видим, каким стало Верхнее озеро – там отдыхают не только горожане из прилегающих кварталов, но также из других районов города: комфортно, места всем хватает. И, кстати, когда я водил туда наших коллег из московской «Стрелки», приезжавших к нам за исходными данными, они удивились, узнав, что благоустройство Верхнего было сделано в 2007 году: на их взгляд, за десять лет сохранность просто поразительная. Ограждение, ливневые решетки, само покрытие сделаны настолько качественно, словно этих десяти лет и не было. Это говорит о том, что правильно были выбраны материалы, была соблюдена технология укладки, эффективно работает предприятие, которое все это обслуживает, ну, и все-таки вандализм у нас ограничен…

— Автобусными остановками?

— Как выброс социальной агрессии, вандализм у нас постепенно сходит на нет, превращаясь в некую уличную субкультуру (которая в свою очередь вытесняется занятиями спортом, — спортплощадок стало больше, и ими пользуются по назначению – сбрасывают все лишнее). Да и сам вандализм приобретает характер уличного спорта – сфотографироваться и покрасоваться в соцсетях на фоне чего-нибудь собственноручно изуродованного.

Но вернемся к точкам приложения идей «Стрелки». Были выбраны два места – Нижний пруд и улица Баранова (в «Рынке жилья» были подробные публикации о концепциях благоустройства этих территорий). Проекты уже запущены, и на Нижнем реализован первый этап капремонта, приуроченного к чемпионату, и уже с лета 2018 года начнутся работы по его реконструкции, появится новое освещение, новые элементы среды, деревья останутся – их не тронут. На прошлой неделе мы собирались с подрядчиками по поводу установки светильников и системы «Безопасный город» (там ее сейчас пока нет).

Начался и второй крупный проект – кусок центральной части города, в который включается часть улицы Баранова, Нижний пруд, площадь ДК моряков, Альтштадт, Кнайпхоф, часть Острова, Солнечный бульвар, — на нем будет отработана концепция общественных пространств – и как раз в соответствии с дизайн-кодом. Кстати, сроки по этому проекту довольно ограничены, — им занимается в Москве целый коллектив. Свою часть мы уже заканчиваем. Это подготовка исходных данных из 15 пунктов, в которые входит и топографическая съемка, и социологические исследования, – вплоть до показателей по уличной преступности. Все это будет проанализировано и на этом основании будет разработана программа.

— Немного не в тему, но на злобу дня – что вы можете сказать о точечной застройке внутри города? Действительно ли у нас уже не хватает земли?

— «Земля в иллюминаторе»: с самолета посмотришь — вокруг Калининграда сплошь невозделанные поля. Конечно, обустроенные участки в центре города — с коммуникациями и социалкой — почти все использованы. Но в городе постоянно идет процесс замещения. Правда, на новом витке: раньше точечно застраивались пустыри, неразмежеванные сады и огороды, участки с аварийным жильем, а теперь – территории, занятые неэффективными собственниками промышленных производств, которые могли бы снова войти в оборот в новом качестве коммерческих и жилых объектов.

Перспективными остаются и пригородные районы. Мы привыкли уплотнять и так уже основательно «сбитенький» город в соответствии с «раньшей» градостроительной доктриной (очень плотный внутри и разреженный по периметру). Но дисперсная застройка шла и раньше: Хлебное озеро и виллы Амалиенау когда-то находились в пригороде Кенигсберга. Прошло время, и доктрина поменялась: теперь центр пустой, а второе кольцо переуплотнено, нет ярко выраженных пригородов. Чкаловск успел стать одним из микрорайонов Калининграда. А пригородом становится уже Холмогоровка — качественные дома, вполне симпатичные, плюс добротное дорожное строительство. Гурьевск и вовсе подошел к черте Калининграда. И его новые кварталы производят тоже очень хорошее впечатление. Правда, въездная улица Гагарина, наверное, самая страшная в городе, но и до нее дойдет очередь. Ну а Южный квартал Калининграда вот-вот упрется в Окружную, за которой Гурьевский район. А за Окружной — еще тысяча гектаров для освоения. Кроме того, еще – промзоны, о которых мы уже говорили. Так что до дефицита земли, пожалуй, далеко.

Елена Чиркова

Оставить комментарий

  • Расширенный поиск

    0 руб. до 50 000 000 руб.

    Дополнительные параметры
  • Ипотечный калькулятор