Результаты вашего поиска

Еще раз о капитальном ремонте

Опубликовано v.kulyabin на 01.06.2016
| 0

«Все-таки этот закон несправедлив. И незаконен», — считает депутат облдумы Алла Войтова

platiДепутат областной думы Алла Войтова последовательно выступает за пересмотр несправедливого, с ее точки зрения, закона о капремонте в пользу не такого уж состоятельного — каким оно кажется там, наверху — населения области.

В прошлый раз попытка пересмотра этого законодательного произведения зашла в тупик, получив от Конституционного суда, прежде сомневавшегося в его правомерности, ответ, что все, мол, путем. Как положено.

Вопрос о том, кто и что туда положил…

Но слово — Алле Войтовой

Просто жест(ь)?

— Закон о капремонте противоречит Конституции, — убеждена Алла Сергеевна. — И я буду продолжать свою борьбу, чтобы это доказать и исправить. С тех пор, как в первый раз Конституционный суд отказал нам в нашем иске, некоторые депутаты Госдумы также обратились в Конституционный суд (кстати, депутаты из тех партий, которые в свое время голосовали за принятие этого закона). Впрочем, скорее всего, это просто «полит-технологический жест» перед выборами.

Каково настоящее положение дел? Сейчас у нас есть решение суда, в котором было рассмотрено соответствие закона конституционности, особенно его «котлового» метода, и, кроме того, является ли этот взнос налогом. Признаться, ответ Конституционного суда меня удивил — такое впечатление, что люди, выносившие этот вердикт, закон попросту не читали. Или читали «по диагонали» — и приняли откровенно политическое решение…

Во-первых, Конституционный суд озвучил, что взносы на капремонт налогом не являются (к слову, это очень важный момент для последующей судебной практики).

По мнению КС, система общего котла сама по себе «не противоречит Конституции, поскольку позволяет быстро аккумулировать средства для неотложного проведения работ в аварийных зданиях»…

Вообще-то аварийные здания в программу капремонта не входят. Удивительно, как поверхностно люди изучали текст документа, по которому выносят решение (притом, что председателем суда был Зорькин, глава Конституционного суда).

Во-вторых, как соотносятся мои деньги и ремонт каких-то зданий?

Я живу в доме, которому десять лет, и капремонт ему понадобится только лет через тридцать. Почему я должна сдавать деньги, чтобы их «быстро проаккумулировали» для ремонта чужих домов? И как это может быть конституционно, если это мои деньги и мои права, и при этом никто меня не спрашивает, хочу ли я платить за чью-то собственность?

Удивляет позиция Конституционного суда, который считает, что «введение взносов не отменяет обязательства государства по ремонту домов, требовавших ремонта на момент приватизации. И подобные дома нужно в первоочередном порядке включать в региональную программу капремонта».

Извините, но по логике Конституционного суда выходит, что закон о приватизации (включая статью 16 про обязательства государства по ремонту) все-таки действует, но при этом положение (которое содержится и в Жилищном кодексе) о том, что эти дома должны быть в первой очереди программы капремонта, противоречит закону о межбюджетных отношениях.

Почему? Потому что платить за ремонт домов, которые не были отремонтированы на момент приватизации, должен местный бюджет — на деньги муниципалитета. А взнос на капремонт — это наши с вами деньги, плюс деньги региональные (если будет принято решение выделять средства из регионального бюджета). Это значит, что обязательства муниципалитета будут выполняться за деньги совсем иных субъектов? Неувязка.

Таких проколов по ходу текста решения Конституционного суда немало, — отсюда можно сделать вывод, что закон всерьез не читался и не рассматривался, а просто было принято откровенно политическое решение.

Оно и понятно — после высказывания Президента, что дома нужно ремонтировать, иначе они будут разваливаться, как это происходит в других странах. Правда, не уточнялось, в каких именно странах — у наших европейских соседей, да и не только европейских, все как стояло, так и стоит, а вот у нас эпизодически рушится.

Сначала договор — потом деньги

— Честно говоря, заводя речь про ФЗ о капремонте, я и мои единомышленники никогда не выступали против самого ремонта, — бесспорно, он необходим. Но власть выбрала весьма сомнительную схему его финансирования, которая не позволяет быстро и эффективно отремонтировать жилой фонд. К тому же схема эта несправедлива.

Поэтому мы еще раз подали иск, но уже не по тем пунктам, в которых отказал Конституционный суд.

В этот раз наша претензия направлена против Фонда регионального оператора, который нарушает закон о персональных данных и отказывается от заключения договора. В заявлении я опираюсь на решение того же Конституционного суда: поскольку это не налог, а взнос, то действия регионального фонда капремонта и его отношения с собственниками жилья должны регулироваться Гражданским кодексом РФ, и, следовательно, между фондом и собственниками должен быть заключен соответствующий договор.

И мы требуем, во-первых, заключить такой договор.

К слову, в нашем доме состоялось общее собрание, на котором мы уполномочили одного из жильцов заключить такой договор с Фондом регионального оператора и даже представили проект договора — со всеми пунктами и параметрами, которые обязательно должны присутствовать в таком договоре.

Первым делом это конкретный срок проведения работ — не когда-нибудь через тридцать лет, а точнее. Должны быть указаны в договоре и конкретные виды работ. Сейчас нам предлагают перечень, из которого, возможно, что-то сделают, а возможно, и нет. И вполне вероятно, что за тридцать лет регулярно взимаемой платы нам просто установят общедомовой счетчик (это тоже входит в капитальный ремонт) или заменят водостоки. Мы же считаем, что сначала нужно обязательно провести экспертизу дома, и в ней четко указать, через сколько лет потребуется замена крыши, укрепление фундамента, утепление стен и т.д.

Необходимо определиться и со стоимостью этих работ в актуальных ценах и тем, как они могут измениться с учетом коэффициента инфляции.

И только исходя из этого, мы сможем подсчитать реальный тариф, по которому будет платить свои взносы, а также долю софинансирование государства, так как по закону мы должны собирать до 70 процентов от требуемой суммы.

Вот тогда мы и увидим, хватит ли тех взносов, которые установил нам закон, ведь сегодня это 5 рублей 90 копеек за квадратный метр, а завтра?

Когда мы принимали решение по тарифу на 2016 год, чиновники нам говорили, что обоснованной цифрой является не 5,90, а все 29 рублей. Однако же поставить электорат перед таким фактом накануне выборов, сами понимаете, как-то нехорошо. Гораздо лучше сделать это после.

Игра в одни ворота

— Итак, если бы Фонд пошел на заключение договора, вопрос о персонификации отпал бы сам собой: раз есть договор, значит, есть и право использовать наши персональные данные. Как бы то ни было, региональный оператор нам отказал, сославшись на то, что заключать договора «не обязан». Но если рассматривать взаимоотношения регионального оператора и собственников жилья конкретного дома, то региональный оператор выступает в роли посредника, которому поручено собрать деньги, найти фирму-подрядчика на определенные виды работ и проконтролировать процесс, то есть, нормальные отношения, регулируемые Гражданским кодексом.

В этом договоре обязательно должна быть определена ответственность регионального оператора, а не так, как это сейчас, когда вся ответственность лежит исключительно на собственнике, по сути, — заказчике.

Тем не менее региональный оператор не только присылает нам квитанции, — не имея ни договора, ни решения общего собрания собственников жилья (большинство домов их так и не провело, и по умолчанию их просто внесли в список «общего котла»), — он еще и грозит пеней и штрафами в случае неуплаты! И все это без намека на какую-либо ответственность со своей стороны: ни тебе пеней, ни штрафа, ни даже имущества, которое могло бы пойти в счет обеспечения невыполненных обязательств…

Не против ремонта — за правильный ремонт

— Все вышеперечисленные детали мы рассматриваем в суде, 30 мая состоялось первое заседание, а второе намечено на июль (стороны попросили время на рассмотрение дополнительных документов, уточненных данных, етс.).

Каким бы ни было решение, думаю, оно все равно повлияет на сложившийся порядок вещей: в случае положительного исхода, будут скорректированы отношения между заказчиком (собственниками) и исполнителем (региональным оператором). Если отрицательный — у нас будет повод обратиться снова в Конституционный суд.

Скоро выборы, и если в Думу придут люди, которые разделяют мою позицию, проблему можно будет решить и без суда — путем принятия поправки к закону. Мы могли бы проголосовать за приостановление действия закона, пока он не будет доведен до логичной законченной формы, а тем временем заниматься ремонтом по уже обкатанной программе софинансирования капремонта, когда жильцы вносят от 5 до 15 процентов, а остальные деньги обеспечивает государство.

На тот случай, если Конституционный суд снова откажет нам в иске, следующей инстанцией станет Европейский суд по правам человека, потому что нарушаются права граждан, гарантированные нам Конституцией, а судебная система настолько срослась с исполнительной властью, что, не моргнув глазом, принимает решения, противоречащие Конституции.

«Утром стулья — вечером деньги»

Как бы нам ни расписывали достоинства «отложенного» ремонта, на мой взгляд, это незаконно и несправедливо. Для меня не составляет труда заплатить эти деньги, но такова моя принципиальная позиция.

Меня часто спрашивают — так платить за капремонт или нет.

Я не призываю граждан нарушать закон — каждый должен решить для себя сам. Для себя я выбрала не платить — пока не докажу в суде неправомерность и противозаконность сборов на капремонт в том виде, в котором нам их навязывают. Мне очень интересно, во что выльется судебный процесс. И когда люди мне говорят, что им страшно не платить — потому что либо не выпустят за границу, либо применят еще какие-то санкции, — я отвечаю — все эти меры наказания возможны только по решению суда, когда его исполнение будет передано судебным приставам. Не раньше. А вот каков будет суд — интересно. Хотелось бы знать, пойдут ли судьи на прямое нарушение законодательства в угоду политической конъюнктуре, или все же постараются сохранить лицо.

Самый легкий путь — выбрать тех, кто займется этой проблемой в областной и Государственной думе. Ведь был же у наших законодателей перед глазами давно опробованный (в ближней Европе, бывших соцстранах) вариант — сделать ремонт, а потом уж собирать взносы на погашение его стоимости.

И это правильно — население получит готовую услугу и будет спокойно платить за нее хотя бы и в течение тех самых 30 лет, уже не рискуя своими деньгами (и не надо эти средства страховать или бояться, что банк «накроется»), — услуга-то оказана. А это ж вам не вилами на воде писано.

Однако у нас все сделали наоборот — платить 30 лет неизвестно за что, тем более, что кто-то и не доживет до долгожданного ремонта.

Конечно, для более цивилизованного варианта нужны и соответствующие вложения из госбюджета, но ведь это все вернется — в том числе и уважением людей к такому поступку государства, которое таким образом выполнило бы свой старый долг — отремонтировало жилой фонд, к которому десятилетиями не прикасалось и при советской власти. А если переложить все это на плечи простых людей, то много ли патриотов останется после пары-тройки таких манипуляций? Ведь подобные вещи гораздо более важны и первостепенны, нежели всякие олимпиады, чемпионаты мира и т.п. Это все равно, как если бы дом валился, а хозяин устраивал бы на лужайке фейерверки и праздники — для поднятия духа.

Нормальное жилье — это приоритет, и я не понимаю, почему депутаты Госдумы выбрали другой вариант капремонта — незаконный, несправедливый и неэффективный.

Мы в нашей области собрали в прошлом году на капремонт миллиард сто тысяч рублей — вместе с софинансированием из областного бюджета. В этом году из бюджета выделено всего 270 миллионов, плюс 600 миллионов, которые планируется собрать с населения. А так как региональный оператор должен создать еще 20-процентный резерв, то в результате бюджет капремонта области составит только 670 миллионов. Это почти вдвое меньше, чем в прошлом году.

И это притом, что все законопослушно эти взносы платят. И те, кто обещанного и оплаченного ремонта на этом свете уже не получит, и те малообеспеченные семьи, для которых эти отчисления из семейного бюджета и так уже превышают их возможности: их дохода и так порой едва хватает на питание и лечение.

Конечно, люди возмущаются и требуют от своих депутатов защиты. И те реагируют — одним из видов такой защиты стало решение о льготных категориях: пенсионерам, которым перевалило за 70, разрешено платить в половинном размере (и то, если они исправно выплатят взносы за целый год, а потом соберут справки для компенсации). Те, кому за 80, совсем не будут платить. Но льгота касается только одиноко проживающих стариков (или тех, кто проживает с таким же пенсионером). Если вместе с ними живут их дети, то льгота «пролетает» — они будут платить, как все. Собственно, «пролетают» они все, потому что даже в половинном размере платят за услугу, которую получить не успеют. Да и эта компенсация… Во-первых, не есть хорошо заставлять стариков бегать за справками, а во-вторых, деньги на нее взяты из программы «Доступное жилье». То есть, опять же за счет малоимущих, которые будут ждать очереди на социальное жилье гораздо дольше. Вот и получается, что обокрали одних, чтобы хоть что-то дать другим… обокраденным. Согласитесь, достаточно кощунственно.

Оставить комментарий

  • Расширенный поиск

    0 руб. до 50 000 000 руб.

    Дополнительные параметры
  • Ипотечный калькулятор