Результаты вашего поиска

Город чистой воды

Опубликовано michail на 16.11.2017
| 0

Когда в Кёнигсберге появился водопровод?

В прошлом Кёнигсберг называли Городом роз и озер. И с тем, и с другим в последний век возникают сложности. И все же наследства, пусть и порастраченного, хватает пока что и на нашу долю. Гости города поражаются числу ручьев и озер, а также тому факту, что воду из крана в Калининграде можно пить. Во всяком случае, она намного чище, чем в Екатеринбурге, Петербурге… да что там, – даже в городах на Волге воду из крана не пьют, ибо чревато.

Но, как и Москва, Кенигсберг не сразу строился, не сразу горожане приучились уважительно относиться к своему водному богатству. Загрязняли, как это водится за людьми по сей день, потом все это пили и болели. Особенно страдали «точки стоков» из тех кварталов, где были сосредоточены кожевенные мастерские, но и в прелестный Нижний пруд, как, впрочем, и в Верхний, горожане сливали и сплавляли что ни попадя, от помоев до трупов несчастных животных и даже людей. Пока король Фридрих самолично не запустил туда белых лебедей и пригрозил суровой расправой тем, кто будет поганить водоем.

Кстати, самая вкусная и пользительная вода била в фонтане Королевского замка. Причем лучшей по качеству во всей Восточной Пруссии. Мистика это или случайное совпадение? Однако подтверждением тому – анализ воды, произведенный известным кенигсбергским аптекарем Хагеном. Вряд ли это был королевский пиар – аптекарям и алхимикам короли как бы и не указ.

Но окончательно чистоту удалось навести, когда город выкупил у хозяев участки возле пруда, где они продолжали «санитарно бесчинствовать». Случилось это в 1810 году. Город, живущий у большой воды, понукаемый кнутом и награждаемый пряником, постепенно входил в русло цивилизованного использования сего важнейшего ресурса.

Как бы то ни было, горожане предпочитали пить воду из колодцев. Закон о них был принят городом только в XV веке – он так и назывался «Положение о колодцах». С колодцами было действительно не все так славно – там, где их подпитывали грунтовые воды и близость естественных водоемов, они были полнехоньки, да и то вода в них в половодье и проливные дожди то подступала к самому краю, то иссякала, еле отсвечивая на дне, в сухую погоду. Бесперебойно работал колодец лишь около Альтштадтского рынка, остальные требовали регулярного техухода, кой оказывали жители прикрепленных к ним кварталов.

Колодцы были разной степени сложности: рыночный, на Альтштадте, был открытым, в других воду доставали с помощью ворота или журавля, а у Нижнего пруда существовала сложная система труб, выдолбленных в стволах лиственниц, и содержание их требовало специальных смотрителей.

Если в революцию 1917 г. стратегическими пунктами, подлежащими захвату в первую голову, считались почта, телеграф и вокзалы, то в неспокойные века, предшествующие Красному октябрю, важнейшими стратегическими пунктами являлись колодцы, а позже – водонапорные башни, и в любую смуту возле них дежурили специально для этой ответственной задачи назначенные граждане.

Состоятельные горожане рыли собственные колодцы, иногда в складчину – на два-три дома. В этом был резон: Кенигсберг, как почти все европейские города, отличавшиеся высокой плотностью населения, не избежал многочисленных эпидемий, и шанс выстоять в такой напасти был у тех, кто пил чистую воду.

Долго Европа игнорировала великое достижение Рима – водопроводы и канализацию. В Кенигсберге к строительству оных приступили только в XIX веке по инициативе инженера Витте, строительного советника и патриота города, который озаботился санитарным состоянием питьевых источников и продумал первый проект системной канализации. По правде говоря, водопровод был и раньше – первые упоминания о нем относятся к 1830 году, но охватывал он далеко не весь город. Водопроводной сетью Кенигсберг накрыло только в 1874 году, а проект Витте начал развертываться в 1890-м, причем с использованием напорных сооружений. До этого водопровод подпитывался из десятка крупных и восьми мелких озер с главной водопроводной станцией Гардерсхоф (сейчас это Центральная станция водоканала на Советском проспекте). В 1945 году при штурме она была едва ли не полностью разрушена, до полного ее восстановления у новых властей долго не доходили руки – город лежал в руинах, так что снова на полную мощность заработала она только в 1960 году.

Главная же 30-километровая канализационная магистраль начиналась от Фольксгартен, или Народного парка (возле нынешней Астрономической горки у Школы милиции), проходила Нойе Блайхе (старое немецкое кладбище между Дмитрия Донского и Центральным парком), Лавскен (ныне кварталы рядом с улицами Белинского и Менделеева), шла через Модиттен (поселок Космодемьянского) и, наконец, извергалась в залив около Неплеккена (ныне село Харьковское) через открытый канал. В общем-то открытой канализация тянулась на протяжении 22 километров, а по закрытым каналам лишь 8.

Первую КНС построили там, где нынче располагается контейнерная площадка железнодорожной станции Калининград-Сортировочный, бывший до войны Восточным вокзалом. Веха относится к 1888 году.

Следующим шагом цивилизации в сфере водопровода и канализации было создание водопроводной станции в Виллигантене (нынешняя Колосовка) емкостью более чем на полтора миллиона кубометров воды в 1910 году.

Поступь технического прогресса еще не отличалась скоростью – через 17 лет в поместье Иерусалим, названное в честь крестовых походов за гробом Господним в одноименный город и позже разросшееся до деревни, была построена водопроводная станция по забору воды из Прегеля. Важное инженерное сооружение послужило поводом присоединить Иерусалим к городскому хозяйству Кенигсберга. Ныне эта местность зовется улицей подполковника Емельянова, и в здании под номером 159 располагается Южная водопроводная станция №1.

Еще 10 лет спустя на Старом Прегеле появилась вторая водопроводная станция с системой очистки воды «Прегель» (ныне Малое Борисово). Устроитель сего великолепия был Август Брандес, занимавшийся добычей торфа. В своих производственных целях он выкупил в пойме реки несколько поместий, где на заливных лугах устроил мелиорационную систему с дамбой, шлюзом и компактной насосной станцией, работавшей от динамо-машины. За всем этим хозяйством следил хорошо подготовленный персонал в лице смотрителя дамбы. Ныне оно является частью Южной водопроводной станции №2.

То, что сегодня называется станцией «Восточной» в Озерках (прежде Зеевальде близ Гросс Линденау) было построено руками военнопленных в середине Второй мировой. Станция небольшой мощности, но и добавка в виде 15 тысяч кубометров не была лишней.

Елена Чиркова

Оставить комментарий

  • Расширенный поиск

    0 руб. до 50 000 000 руб.

    Дополнительные параметры
  • Ипотечный калькулятор