Результаты вашего поиска

Коммунальная истина

Опубликовано v.kulyabin на 01.06.2016
| 0

Невероятная история о том, как можно изымать деньги сравнительно честным способом

Как-то жители трех десятков домов по Ленинскому проспекту, а также улицам Багратиона, Серпуховской, Портовой и площади Калинина, открыв свои почтовые ящики, не на шутку удивились, получив сразу две жировки вместо одной: к традиционной укбровской присоседилась еще одна квитанция от «Коммунальной правды». Что это за шуточки, возмутились жильцы вышеперечисленных домов, тут дай бог расплатиться с одной управляющей компанией. Откуда взялась еще одна? И кому интересно теперь за коммунальное обслуживание свои денежки нести? А главное — за что? Автором феномена, столь пафосно обозначенного, оказался тот самый Сергей Карпушенко, который в свое время не давал скучать на заседаниях горсовета. Теперь он взбодрил жителей, как минимум, 30 домов, прислав им счета за коммунальные услуги.

Все не было бы так странно, если бы господа собственники регулярно не получали жировки от «УКБР № 4», подведомственной известному «Аяксу», и так же регулярно их не оплачивали

Борьба за управление

Скажем честно: почву для конкурентов подготовила сама «УКБР № 4», которая не слишком-то рвала жилы, обеспечивая уход за домовым хозяйством и дворами: мусор-то еще убирают, а вот подстричь траву, кусты… Особенно кусты, которые на беду жителей домов используются исключительно как общественный туалет.

А за конкурентами не заржавело: сначала появился один, потом другой… Фирма Карпушенко оказалась третьей по счету и самой бравой – деньги за услуги до нее предшественники требовать как-то не решались. Ан смелость города берет.

Калининградцы, возможно, помнят Сергея Карпушенко, этого профессионального борца за справедливость, который в разговорном жанре заочно конкурировал с Владимиром Вольфовичем – шоу с его участием на горсоветах было предостаточно. Впрочем, в последнее время представлять электорат в городском совете ему уже не приходится, однако депутатство бесследно не прошло — привычка к словесным баталиям взяла свое. Будучи жильцом одного из домов, опекаемых «УКБР № 4», он нередко появлялся на общих собраниях — тряхнуть стариной и как следует побороться с управдомом. Словесно, конечно. Видимо, слово родило дело: после нескольких таких баталий на общих собраниях жильцов и появилась «Коммунальная правда».

Потерпев фиаско в притязаниях на пост сити-менеджера, уважаемый экс-депутат переквалифицировался в управдомы.

Народ на это событие отреагировал не сразу (виной тому обычная наша инертность во всем, что касается вмешательства в управление), зато синхронно – в момент получения двойных счетов за коммунальные услуги.

Впрочем, виновата опять-таки наша невнимательность и апофигизм: ведь была, была первая ласточка, предвещавшая скорые перемены — скромный молодой человек, который еще до скандала с жировками разнес по квартирам копии договоров на управление многоквартирным домом от упомянутой «Коммунальной правды».

Увы, принесенные «ласточкой» бумажки формата А4 жильцы квартир употребили по-разному, и, как правило, не по назначению. И, конечно, никто особенно не вчитывался в восемь страниц мелкого шрифта. А зря.

Дуплетом

Далее – слово одному из потерпевших собственников, поставленному перед фактом платежного дуплета, — Татьяне С., которая не первый год живет в серой хрущовке по Ленинскому проспекту и традиционно – день в день – платит за коммунальные услуги бывшему ЖЭКу № 4, а ныне ООО «УКБР № 4».

— Прихожу в прошлый четверг домой, — возмущается она, – а на маме лица нет. Ей 83 года и современная действительность легко ее шокирует. Получив двойной счет за оплату, она схватилась за сердце: «Танечка, как же это – мы ведь уже заплатили?»

Насилу успокоила: мол, никто по два раза за одно и то же не платит. Разберусь.

Нашла «ласточкин» договор (молодой человек постеснялся вернуться, чтобы поинтересоваться — подписала я его или нет) и посмотрела приведенный «прейскурант»: ого, реально выше того, что берет с нас «УКБР»! Так, мы платим своей компании за обслуживание 9 рублей за квадратный метр, а та же услуга в «Коммунальной правде» — 10,60. Казалось бы, не такие уж и большие деньги, но тут важен принцип — не люблю, когда кто-то пытается нажиться на доверчивости и терпимости окружающих. Кроме того, наши старики — люди законопослушные и привыкли оплачивать счета, как бы ни было тяжко. Если бы моя мама жила одна, то уж непременно поприжалась бы со своими расходами и покорно понесла пенсию в «Коммунальную правду». На то и был расчет. А еще «Правда» использовала довольно хитрый маркетинговый ход: счет за пользование МОП был выписан только за полмесяца, так что суммы выглядели скромнее, чем проставленные в жировках «УКБР № 4». Конечно, пенсионеры внимательно буквы не изучали, зато им понравились цифры, и многие уже заговорили о том, что новая управляющая компания лучше.

В тот же вечер я зашла к своей соседке на военный совет – та бегала в штаб-квартиру «Коммунальной правды» выяснять, что происходит, благо недалеко — на Портовую, 1. Там заинтересованно выслушали ее ультиматум, в котором она призывала разбираться с действующей управляющей компанией законными методами, не манипулируя доверчивостью жильцов. Им, жильцам, все равно, кто будет брать деньги, но это должна быть одна компания, а не две и не три. Зачем устраивать цирк — не смешно заставлять людей платить лишнее. Лично она платить по два раза не собирается.

Ответил ей почему-то не генеральный директор «Правды», а его секретарша: «Не хотите и не надо — набежит пеня под миллион, заплатите, как миленькие, в судебном порядке…»

Сам Карпушенко отчитал мою подругу, за то, что не читает объявления на дверях подъезда и не читает газету «Коммунальная правда», в которой он за главного редактора, а учредителем – некая КРР ООО «В защиту прав трудящихся». Мол, она обязана быть в теме.

Подруга вспылила и ушла. Правда, предусмотрительно записала весь разговор на диктофон. Так что мы вместе все это прослушали, обсудили и решили, что на другой день к Карпушенко пойду я. С заявлением, в котором отказываюсь от его услуг. Попытку сделать стоило — чтобы меня впредь не рассматривали как спонсора «Коммунальной правды». И чтобы мое заявление было зарегистрировано официально.

Откладывать визит я не стала — неприятные дела лучше делать сразу, чтобы не висели над душой — а накануне заглянула к знакомому юристу. Действительно, вторая управляющая компания, по ее словам, возникнуть могла, но лишь в том случае, если первая – «УКБР № 4» — передала ей право на управление домом. Вместе со всеми документами. Но и в этом случае платить следовало одной из них, а не двум. Мы вместе написали заявление с отказом от услуг карпушенковской фирмы, да еще я успела забежать в старый ЖЭК — узнать, может быть, они все-таки передали документы новой УК, а если так, то пусть покажут мне акт приема-передачи. Жэковцы тяжело вздохнули и объяснили, что до меня уже были тысяча и один посетитель, и всех интересовали те же подробности.

И что они уже два дня не успевают работать, потому что приходится отвечать на вопросы граждан.

И что ничего никому они не передавали — все документы лежат у них в сейфе, и появление «Коммунальной правды» для них тоже весьма неприятный сюрприз.

А так как господа конкуренты не постеснялись «окучить» как можно больше домов, то очередь интересующихся не иссякает.

Кстати, выбранные «Коммунальной правдой» дома, как на подбор, оказались крепенькими боровичками — ничего особенного там делать не надо. А вот на проблемные, вопиющие о ремонте, «Правда» не покусилась.

К слову, на другой день в подъездах появились листовки с призывами ООО «УКБР № 4» к уважаемым собственникам жилья не оплачивать квитанции, поступившие от ООО «Коммунальная правда», «так как протоколы общих собраний собственников по выбору данной компании в администрации Московского района не зарегистрированы, документы, подтверждающие легитивность данных собраний не представлены, и ООО «УКБР № 4» по данным фактам готовит документы в суд и прокуратуру».

Взаимонепонимание

С самозваным домоуправом ругаться я не собиралась – просто попросила объяснить Сергея Петровича, что за «листки счастья» он со своей компанией нам прислал. И на каком основании.

— На основании того, что теперь наша компания обслуживает ваш дом.

— А где документы, из которых следует, что мы обслуживаемся теперь у вас? Например, акт приема-передачи домового хозяйства?

— Никаких актов приема-передачи сейчас по закону не требуется.

— А что требуется?

— Личные карточки. Вернее, у нас есть списки… когда я был депутатом…

— Так, значит, у вас нет ничего, кроме списков? А все действительно значимые документы, личные карточки и выписки лежат в «УКБР № 4»?

— Вы ничего не понимаете, — вздохнул Карпушенко. — Я сам живу в этом районе и вижу, что этот ваш «УКБР» ничего не делает…

— Позвольте, — опять перебила его я, — значит, у вас нет никаких документов? А что есть?

— Разве вы не видите, что их нужно заменить на нормально работающую управляющую компанию? – опять перевел разговор Сергей Петрович.

— А где гарантия, что вы будете работать лучше? И почему вообще вы прислали нам эти квитанции?

— Потому что там работали наши дворники. И работали лучше.

— Не заметно. Все, как и было — не хуже и не лучше. Сергей Петрович, нам все равно кому платить, но это должна быть одна компания. И компания, которая действительно выполняет свои обязательства. Почему мы должны менять одних бездельников на других?

— Есть решение общего собрания собственников жилья… На основании протокола…

— Позвольте, — говорю, — вот ваш договор, за которым никто из вашей компании так и не явился. Так вы во мне нуждаетесь, что не удосужились узнать, подписала я его или нет. И в протоколе я вижу, что решение принято на основании решения общего собрания, проведенного в заочной форме. Это как? В поправках к закону сказано, что решения о выборе формы управления принимаются на общем собрании со стопроцентной явкой. Причем тут заочная форма?

Все-таки дискуссии с депутатами, даже бывшими, дело нервное. Сергей Петрович то и дело норовил удариться в пафосные обличения конкурентов и конкретно на вопросы не отвечал. А еще вдруг выяснилось, что у него в нашем доме есть форпост – некая инициативная группа под председательством Любови N, которая и приняла на себя ответственность за решение сменить управляющую компанию.

Увы. Любовь, или как мы ее все зовем, просто Люба — это наша соседка, которой под 70. Люба страшно далека от проблем смены власти и управляющих компаний, у нее совсем другие интересы. Вот пасьянс разложить – это да, она может. А уполномочить Любу «на осуществление всех юридических полномочий по регистрации результатов общего собрания и действий по расторжению договора с «УКБР № 4»? Увольте. Да, ей могли дать подписать что угодно — и она — голову на отсечение — подписала. Потому что Люба — добрая душа, не умеет отказывать.

Я даже смеяться не могла.

Карпушенко, посмотрев мне в глаза, взгрустнул, явно давая понять, как трудно со мной разговаривать. Он еще раз попытался объяснить мне, какой неправильный выбор мы сделали, доверившись «Аяксу»…

Но я была тверда: качество работы «Аякса» на его, аяксовой, совести, и пусть они с «Коммунальной правдой» сами договариваются о разделении сфер влияния. И нечего присылать счета, не закрепившись на территории законным образом. А заявление прошу зарегистрировать и поставить входящий номер разборчиво.

А потом Татьяна вздохнула и сказала, что хорошо бы было, если б хоть кто-то что-то делал. Та же «Коммунальная правда» могла на деле показать людям, как можно привести в порядок двор и дом. Но ведь начали-то с другого конца — со сбора денег…

Записала Елена Чиркова

Газета «Рынок жилья», http://www.rynokzhilia.ru, №33, 25 августа 2011 г.

Оставить комментарий

  • Расширенный поиск

    0 руб. до 50 000 000 руб.

    Дополнительные параметры
  • Ипотечный калькулятор