Результаты вашего поиска

Море наступает

Опубликовано michail на 09.11.2017
| 0

Некоторые штрихи, которые внес последний шторм в картину нашего курортного побережья, добавили гражданам, поднявшим волну против «стакана Ковальского», уверенности в своей правоте и даже пороха в пороховницы. Вот и славно, что строительство остановилось. Вот только надолго ли? Похоже, что на многострадальном пятачке, уже к несчастью облысевшем, планируют продолжить строительные потуги sottovoice и в совсем другом масштабе, – так, «нечто маленькое и симпатичное, — вам должно понравиться».

Как видит ситуацию профессионал? На суетные вопросы обывателей отвечает Олег Басс, доцент Института природопользования, территориального развития и градостроительства БФУ им. И. Канта, кандидат географических наук.

— Есть ли вероятность, что здания первой линии «с видом на море» в недобрый час окажутся в самом море?

— Море всегда ело сушу. Пугаться не следует — это всегда было и всегда будет. Есть абсолютно надежные данные – исторические, геологические – что какие-нибудь 6 тысяч лет назад западное побережье было на 4 000 метров больше. То есть, за 6 тысяч лет суша ежегодно уменьшалась в среднем от половины до полутора метров. В те времена Куршская коса уходила на север в районе нынешнего Пионерского. Рельеф в постоянном движении, и это не фантазия, это постоянный процесс. Если не вдаваться в Большую Теорию, то есть еще несколько факторов, которые на этот процесс влияют. Например, уровень моря – 6 тысяч лет назад он был гораздо ниже, потом он стал подниматься, тем самым также повлияв на отступление суши. При повышении уровня пляж уходит под воду и море наступает на берег.

Но если строительство выполняется по требованиям природоохранного законодательства и Градостроительного кодекса в том числе, то в ближайшее время ничего страшного нынешним постройкам не грозит.

— На вашей памяти случалось, что море «откусывало» берег вместе с постройками?

— Конечно. Из последних таких событий можно отметить два, и оба не связаны с жилыми постройками. Так, на мысе Гвардейском упал дальномерный пост (это вышка, построенная после войны, потом использовалась, как навигационный знак). Второе – когда в море смыло здание погранслужбы в Куликово. После этого руины снесли, один фундамент остался, но и тот сейчас в море.

Есть места, где берегоукрепительные работы не проводятся, и там средняя скорость отступления суши составляет от 0 до 1,5 метра в год, — то есть, все с тем же постоянством, что и 6 тысяч лет назад.

Однако вернемся к сегодняшним событиям – разрушению и прорыву Косы, которые случились не столько в результате штормовой деятельности, сколько от штормового нагона. Нагон был не менее метра, а в некоторые моменты достигал и двух. А там, где волны били в стенку, они «взрывались» всплеском до 20 метров. Строящийся в Светлогорске променад за бунтовой стенкой весь был залит водой, спецтехника, которая там работала, оказалась на метр под водой, так что работы остановились.

— И традиционное русское «что делать?»

— Использовать проверенную временем классику жанра. Причем вопрос как стоит: либо защищать берег «железобетонно», — но тогда кому нужен берег без пляжа? — либо создавать пляж, и пляж достаточно широкий – 30, 50 и даже 100 метров. Если есть пляж, — причем пляж «полного профиля», когда наносов на нем достаточно много (примерно от 2 до 4 метров высоты), — то он защищает надежно берег, гасит любую волну. Где широкие пляжи, там нет и «отступления суши». У нас такие пляжи разве что в Янтарном. Он достаточно широк, так что море не доходит до береговых обрывов и разрушений нет.

По сути, этот процесс можно регулировать. А вот если все заковать в бетон, тогда у нас будет то, что сейчас мы имеем в Пионерском (правда, там заковали не в бетон, а в пластик). В результате возле Президентской резиденции как не было пляжа, так теперь и не будет уже никогда.

В Зеленоградске пляж сохраняется за счет бун, — они имеют задерживающее значение. Ну а песок поступает за счет разрушения берега от Пионерского до Зеленоградска, — он и формирует пляж. И Куршская, и Вислинская коса образовались за счет размыва этого блока, протяженностью 4 километра. И обе косы в постоянном движении. В этом ничего катастрофического… если не нарушать регламенты зон.

— Нельзя, но если очень хочется, то можно, — говорят…- Кому-то закон не указ?

— О том и речь. В таких зонах нельзя даже разбивать палатки! Конечно, гулять там не запрещено, но — никаких сооружений даже в виде временного жилища. Правда, в обычной жизни люди забывают о том, что «все течет, все изменяется». Вступило «хочу» — и все законы побоку.

У нас три курорта федерального значения на побережье, и для таких курортов есть определенные нормы – 1,2 и 3 зоны, с их регламентами. Режим первой зоны устанавливается для оборудованных лечебных пляжей и прилегающих к ним акваторий. На территории первой зоны запрещаются проживание и осуществление всех видов хозяйственной деятельности, за исключением работ, связанных с исследованием и использованием природных ресурсов в лечебных и оздоровительных целях при условии применения экологически безопасных и рациональных технологий. Вторая зона — заселенные территории — попадают под Водный кодекс, с водоохранной зоной в 500 метров в условиях Балтийского моря. Правда, эти регламенты стараниями законодателей постепенно уменьшаются, но никакого строительства там не должно быть в принципе.

Берег в этих местах предназначен для лечебных пляжей, выделенных с учетом геоморфологических элементов и расчетных норм, а также для акваторий, предназначенных для лечебных купаний.

— Но ведь строят же?

— Еще не так давно с нарушителями поступали сурово. Вот примеры из недавней истории: на Куршской косе, на берегу моря напротив Рыбачьего по требованиям Водного кодекса были снесены несколько домов и ресторанов. То же произошло и в Морском. Причем снесено было административно-механически — следовало соответствующее распоряжение, и либо собственник убирал строения сам, либо это делали за него. Не снесут люди – снесет море. Я знаю несколько домов в Светлогорске, которые рискуют – в одном особняке забор, его окружавший, уже очутился в море.

Все становится ясно, когда берешь старые немецкие карты. Так называемая первая линия всегда у них была свободна от застройки, за исключением особо необходимых вещей — лестниц, фуникулера, — потому что рациональные немцы имели понятия, что можно, а что нельзя. А у нас…

Взять тот же конфликт со «стаканом Ковальского» – не дай бог, стали бы там что-то строить. Там рядом крутой обрыв, и на самом краешке ведь здание планировали! То есть, окурок, выброшенный из окна, падал бы точно в море. Строительство гостиничного комплекса у главного спуска к пляжу, в 50 метрах от моря территории первой зоны округа санитарной и горно-санитарной охраны курорта федерального значения Светлогорск – Отрадное противоречит природоохранным нормам. А риски при проведении строительных работ на береговом склоне? Строительные работы могут спровоцировать активизацию обвально–оползневых процессов на промплощадке и смежных территориях.

Да и каким образом застройщик собирался подвозить к стройплощадке многие тысячи тонн стройматериалов? По единственной улице города-курорта и променаду?

Помимо всего прочего, рядом с несостоявшейся стройкой целый ряд роскошных домов (уж не знаю, чьи), из дорогого глянцевого кирпича: небольшая вибрация — и они пошли бы трещинами. Вряд ли застройщик сумел бы компенсировать ущерб собственникам.

— А сами собственники в берегоукрепительных работах не участвуют?

— Особо ценные территории защищаются берегозащитными сооружениями и берегозащитными мероприятиями государства. А вот «дикий» берег остается один на один с капризной стихией. Редкий случай, когда домовладельцы берутся сделать берегозащиту на свои средства.

Но положительные примеры все же есть.

Так, сейчас достраивается роскошный дом в Пионерском, и собственник подошел к делу с умом. Сначала берег обнесли железобетонной укрепительной стенкой высотой в 5-6 метров, причем бетоном хорошего качества, по сути, закрепили склон словно крепостной стеной. И даже эстетически там все выдержано. Это или серьезная организация, или очень богатое лицо: для таких берегоукрепительных мероприятий нужны действительно очень большие средства.

В Зеленоградске тоже есть люди понимающие. В восточной оконечности променада построен целый ряд кафе. В самом начале им не повезло — постройки разметал сильный шторм, после этого владельцы сложились и сделали более-менее разумную защиту берега «своего берега»: сначала опояску из свай, затем каменную вброску и еще одну — перед стенкой. А променад под ними на сваях, так что волна под ним проходила свободно. Видимо, сделано не без консультации с хорошим специалистом. Место хорошее, прибыльное — можно вкладываться. Первое время я ожидал, что все вернется на круги своя, но не вернулось — в этот шторм их только слегка задело. Да и шторм в этот раз был не очень сильный, — больше штормовой нагон. Снесло только будку наблюдателей, — это временная конструкция. То есть, люди пережили негативный опыт и сделали правильный вывод.

Очень хорошую технологию применяют для укрепления берега вдоль променада (по проекту он должен быть длиной в 3,5 километра – от реки Светлогорки, за гостиницей «Русь», до реки Отрадненки). В откос вбивают 10-метровые шпунты (работа рисковая – бурить приходится в подвесных люльках над обрывом), затем производят бетонные работы, загружают балластом – камнями. И еще одну хорошую вещь сделали – закрепили береговой откос сеткой на геоматах. Эта технология уже опробована в Сочи. На этой сетке геоматы, покрытые текстилем, который проницаем для растений и влаги. Это дало возможность закрепиться семенам, и склон уже начала покрывать трава. Скоро появятся и кустарник, и береговой откос будет закреплен «естественным» образом.

«Обывательские» вопросы задавала Елена Чиркова

Оставить комментарий

  • Расширенный поиск

    0 руб. до 50 000 000 руб.

    Дополнительные параметры
  • Ипотечный калькулятор