Результаты вашего поиска

Обрезать — не обрезать?

Опубликовано v.kulyabin на 01.06.2016
| 0

Из жизни городских деревьев…

vypilПредставьте себе – на Фудзи обрезали сакуры. Пожалуй, для Японии это была бы национальная трагедия: сакуры – нетленный сюжет для поэтов, художников, музыкантов, а праздник цветения вишни официально празднуют с 1992 года.

В России праздник цветения вишни в официальные календари не занесен, да и Дня дерева нет как нет. Но песни есть: «Не рубите, мужики», «Клен ты мой опавший», «Во поле береза стояла»- (далее по тексту «… Я пойду-пойду погуляю/люли/Белую березу заломаю»).

Примерно с того же 1992 года хронически боремся мы и за сохранение зеленых насаждений.

Против кого и как?

Вот вам пример – на исходе прошлой недели в зоопарке случился эпизод этой борьбы — «круглый стол» с участием представителей мэрии и горсовета, общественных активистов и журналистов. И оказалось, что Сергей Мельников, глава комитета городского хозяйства, обеими руками за то же, за что и общественники (фирма веников не вяжет).

Правда, не во всем.

Остолбенеть – не встать

С нашими замечательными деревьями, которыми по праву гордятся горожане, порой поступают очень грубо: все видели, как городу делают стрижку. Иногда, как говорят мэрские специалисты, стрижку формовочную, иногда омолаживающую, но общественники утверждают – часто, слишком часто «под ноль» и даже «с мясом», — эдакая «остолбовка» на месте вековых лип и каштанов.

Жалко роскошных крон — особенно летом, когда хочется от жаркого солнца в сумрак, настоянный на ветре и шелесте листьев.

Но, утверждают профи, такой хирургический метод приводит к омолаживанию старых деревьев.

Омоложение это выглядит грустно… первые лет десять-пятнадцать. Зато потом!

К слову, метод этот применяют в Дрездене, Праге, Париже… но очень и очень выборочно, осторожно, не сказать чтобы «точечно» — иногда в масштабах нескольких кварталов, но особо ценные дендро-личности могут не бояться – их не тронут. Опять же, в Бразилии этим не балуются – знаменитая палисандровая аллея сплела над проезжей частью вековой шатер, под ним сухо даже в тропический ливень. Но то ж Бразилия.

… и не навредить

Кроме того, — на что особенно упирали защитники деревьев, — обрезка проводится не вовремя, в рискованное время для жизни дерева. Вот, о прошлом годе на Пролетарской, на Нижнем озере, на Парусной – стригли как раз «под ноль», невзирая на распустившиеся листья.

Правда, на Парусной общественники потребовали у граждан-обрезальщиков документ – так те сразу смотали свои удочки и растворились в неизвестности, оставив «не оприходованными» два дерева. Так и стоят, уцелевшие, укором перед окнами заведующей детсадом, затеявшей обрезание и как улика для вмешательства прокуратуры.

Конечно, прокуратура признала, что ошибочка вышла, но ведь ветки назад не приклеишь.

И хотя в нашей калининградской мэрии, как и повсюду в России, пользуются федеральным документом — указаниями и рекомендациями известных академиков, особенности климата и места прямо-таки просят создать собственную методичку. Разумеется, такое произведение не из дешевых и скоропалительных, и бюджет города не готов пока оплачивать труды по его созданию, как того потребовали представители экологической общественности.

Остается уповать на профессионализм и адекватность специалистов мэрии.

Нельзя пойти на поводу и у тех, кто призывает чиновников вообще не лезть в жизнь городских деревьев, «чтобы не навредить», — прозвучала на «круглом столе» и такая реплика.

Впрочем, это мог сказать человек, никогда не бывавший в настоящем лесу, в который никто «не лезет со своими мероприятиями»: одно дело – сказочная чаща, другое – городское (или окологородское) пространство. Мероприятия нужны, это подтвердила и Светлана Соколова, директор зоопарка, которая по себе знает, что значит поддерживать порядок на зеленом пространстве площадью в 16 гектаров. Не дай бог, упадет дерево, да убьет кого-нибудь или покалечит, включая своих же «членов клуба» — зеленые насаждения особо ценных пород.

Вот взять последний экстремальный шторм – городу пришлось возмещать ущерб, причиненный деревьями, падавшими на автомобили, на сумму аж в 20 миллионов рублей, — в обычный без-ураганный год расходы на это дело не превышают 5-6 миллионов.

И попробуй тут не поухаживай! Тот же защитник зеленых насаждений разве простит «сомнутие» своей собственной машины любимым деревом?
Вряд ли.

Под покровом ночи

Как объяснили представители мэрии, есть специальная комиссия, которая следит за состоянием городских деревьев и ведет учет: люди иногда раз по 5 – 6 в день выезжают, чтобы проверить очередное заявление, да и так – по умолчанию – исправно колесят по улицам Калининграда, отмечая где, как и сколько обрезать. И составляют план – по срокам, объемам, кварталам. «Сезон обрезания» устанавливается комитетом городского хозяйства – и жестких регламентов тут нет: решение принимается исходя из конкретных данных по температуре, влажности, етс. Например, в последний раз обрезали с 1 ноября по 1 апреля, но при нашем климате конец сезона может прийтись на 1 марта, и даже на 15 февраля.

«Точечность» соблюдается тоже – в новый сезон работы намечены на Ленинском проспекте, на Комсомольской, Зоологической, далее – по выводам комиссии.

Но вот сама обрезка, увы, производится не комиссией и не специалистами мэрии, а рабочими из порядочных предприятий, традиционно работающих на озеленении города. Но если предприятия традиционные, то рабочие – величина переменная – сегодня одни, завтра другие. И вот этим «другим» дают список, указания – где и как обрезать, а дальше они сами. Только разве за всеми уследишь?

Да и мало участвовать в комиссиях по учету и обследованию, как это предложили общественники, — тут уж если контролировать, то непосредственного исполнителя, причем всем миром… буде у мира достаточно времени.

А тут еще и контролировать дозволено законом не на всем городском пространстве, а опять же точечно – избегая придомовых территорий и частных владений.

Сергей Мельников признает, что «спил» и «обрезание» имеют место быть и на общественном пространстве: либо под покровом ночи (например, когда крона дерева закрывает вывеску магазина или чью-то рекламу, а то и просто ограничивают инсоляцию отдельно взятой квартиры), либо мешают видеть дорожные знаки (ведь куда проще спилить крону, чем перенести тот знак на полметра). Есть и вовсе случаи, которые лучше не комментировать: например, когда «зеленка» внушает подозрения охране важных правительственных лиц, прибывающих с визитом в наш город.

Рандеву на бульваре роз

Да, калининградец имеет ныне по 28 квадратных метров зеленых насаждений на душу населения, притом, что норма 16, — прекрасный рекорд, хотя природозащитники утверждают, что на кенигсбержца приходилось аж 100 квадратных метров. Правда, Сергей Мельников на это заметил, что при таком раскладе мы жили бы в лесу, да еще в лесу огромной протяженности – даже если горожан, как по переписи, всего 450, а не 710 тысяч, как на самом деле).

Конечно, такой рекорд дорогого стоит, в том числе и по деньгам: та же обрезка, уборка опавшей листвы, уход и сохранение. Причем сохранение – отдельная статья: 100-й областной закон никак не регулирует адекватное восстановление порубленных деревьев – город не имеет права вмешиваться в проекты благоустройства застройщиков. Вот спилит кто-то дерево столетнее, а в качестве компенсации посадит какой-нибудь прутик, и никто ему не указ:

— Правообладание земельным участком и порядок выдачи порубочных билетов — это полномочия депутатов областной думы, это они принимали закон. И уж не вопрос горадминистрации, то, что вырубается под застройку… Ко мне обращаются в соответствии с проектной документацией за выдачей порубочного билета, и я на основании закона, в соответствии с правилами его выдаю. Я могу рыдать и плакать, но я обязан его выдать.

Так, в аккурат рядом с областной прокуратурой застройщик принялся вырубать сквер – и в его распоряжении по закону еще два года «самодержавного хозяйствования», — как бы ни хотел город разорвать с ним контракт.

Конечно, уважающие себя застройщики, наоборот, стараются облагородить и благоустроить свой участок, взять хотя бы только что сотворенный «Цветной бульвар» в районе Артиллерийской: дорогие породы деревьев, декоративный кустарник, цветы… Но уважают-то себя далеко не все, поэтому «круглый стол» поставил задачу как-то изменить закон №100, чтобы горожане не страдали от жаб, сдерживающих души прекрасные порывы.

Впрочем, и экономных застройщиков понять можно: тут на кирпичи не хватает – а еще новые поправки, новые расходы.

Тем не менее решения есть – и довольно оригинальные, позволяющие экономить на пространстве.

Так, итальянский архитектор Стефано Боэри разработал так называемый вертикальный лес: Bosco Verticale растет на высотных зданиях – на крышах и стенах, нисколько не уменьшая полезное пространство города и обеспечивая его дыхание. Зеленая вертикаль поглощает пыль и выхлопы города и в то же время служит прекрасной звукоизоляцией, поглощает нездоровые излучения. Полив прост – его обеспечат отфильтрованные сливные воды, подпитываться вертикальные насаждения могут от фотоэлементов, расположенных на тех же стенах и кровле.

Пока что лес Боэри растет в Италии на двух зданиях – высотой в 110 и 76 метров.

А француз Патрик Бланк вместе с Андре Путмнаном на его основе разработал ландшафтный дизайн в гостинице PershingHall в Париже – потрясающую 30-метровую стену из белых гвоздик, ирисов, папоротников и бегоний, положившую моду на вертикальное озеленение во всех уголках мира.

Конечно, можно сделать зеленые легкие и по женевскому образцу – устроив вдоль дорог емкости, в которых выращиваются водоросли, но это совсем не так эстетично, как цветы или кустарники.

А вот сделать сады на крышах – это идея конструктивная, которая решит заодно и проблему осушения кровли.

Оставить комментарий

  • Расширенный поиск

    0 руб. до 50 000 000 руб.

    Дополнительные параметры
  • Ипотечный калькулятор