Результаты вашего поиска

Стройка на мокром месте

Опубликовано michail на 26.10.2017
| 0

Старые улицы Калининграда к приему мундиаля обновят: фасады, тротуары, клумбы и декоративные кустарники должны выглядеть к приезду гостей достойно. Повезло не всем – длины рук властей пока что с трудом хватает на так называемые протокольные маршруты. Куда они ведут, эти улицы? Как водится – и в прошлое, и в будущее. Будущее мы скоро увидим своими глазами, а вот прошлое – увы, лишь фрагментарно: ничто не вечно, даже вечные камни.

Улица имени Октября

Октябрьской улице и не снилась волшебная метаморфоза, которой ее осчастливило строительство Рыбной деревни – сегодня это одно из тех мест, куда водят удивлять гостей города. Профессионалы дружно ругают новодел кичем, но публике нравится, публика по щиколотки погружается здесь в историю Старого города, с удовольствием фотографируется на фоне этой истории, не особо вникая в тонкости и не требуя аутентичности. Еще недавно все, чем могла похвастаться эта часть города – три улицы скучных многоквартирных домов, разбавленных пустырями, хаотичными парковками.

А вот если пройти по прошлому немного дальше — эдак, до позапрошлого века, — места эти были по-своему живописны – их даже любили фотографировать, поскольку нынешняя Октябрьская, а в девичестве Линденштрассе с Вайдендаммом, — была парадной стороной острова Ломзе, ее ганзейской сутью – с остроконечными крышами, судами, толпившимися у пристани, с многочисленными, любовно выстроенными и украшенными складами и амбарами, лавками и конторами. Попасть сюда можно было с двух мостов – Кеттельбрюкке и Грюнебрюкке.

Так было не всегда

В старые времена Прегель, выходя из берегов, то и дело заливал Остров, оставляя неудобную для строительства болотистую почву: камыш, дикие стаи уток – и ничего больше. Казалось бы, от Ломзе рукой подать до людного Кнайпхофа и Кафедрального собора, однако хозяйственные немцы семь раз примеривались к этому пустующему пространству, прежде чем там появилась первая застройка.

Начали с малого – стали устраивать на Ломзе дровяные склады, для начала соединив город с необитаемым островом Дровяным же мостом. Случилось это в середине XV века. В XVI, вслед за Дровяным построили мост Медовый, заодно укрепив северный берег дамбами. Появилась и пристань, постепенно стала расширяться «амбарная» часть. Жилье, однако, в «мокром месте» строить не решались – если не считать непритязательных строений для сторожей, приказного люда, а позже – для наемников. Затем город решил избавиться от прелестей, сопряженных с торговлей домашним скотом – Ломзе для этого прекрасно подходил, так что скотный рынок мало-помалу перекочевал на места будущего ЧМ-18, образовав местный кенигсбергский «оксфорд» — бычий перегон, рынок. Он так и назывался – Оксенмаркет (с кенигсбергским произношением – «охсенмаркт»). А улицу назвали Липовой — Линденштрассе, так как планировали посадить вдоль нее липы, которые бы осушали ее, вытягивая лишнюю влагу, и облагораживали бы ароматом в пору цветения. Липовая улица устремлялась на север, южную часть – по аналогичным причинам – назвали Ивовой дамбой, или Вайндендаммом.

Владельцы складов гордились своим делом и держали марку, украшая «чистую промку» архитектурными излишествами, — островерхие крыши украшали фамильными «тотемами» — петушками, морскими звездами, цветами розмарина, крестами и прочими талисманами и символами семейного успеха. Так что скоро Линденштрассе стала напоминать Ластадию Гданьска и свою собственную – в Лааке, в том районе, где сейчас находится спорткопмлекс «Юность» с бассейном.

Особенно хорош был ряд фасадов напротив Медового моста, где стали строить не только торговые помещения, но и жилые дома, декорированные элементами барокко и рококо, — ну, насколько это позволяло чувство собственного достоинства добропорядочных торговцев. Не обошлось, конечно, без мотивов торговой романтики – барельефы, которыми так любили украшать свои дома кенигсбержцы, на Ломзе были особенными: купец, обозревающий дали через подзорную трубу, путеводная звезда над торговыми караванами, компас.
С липами вышло не очень – всего высадили 58 деревьев от Медового моста до Прегельграбен, так, чтобы не мешать потоку гужевого транспорта. Появлялись и отдельные островки зелени все же – крошечный сад, небольшая насыпная клумба, цветы в вазонах. А когда липы пошли в рост и нарастили пышные кроны, под ними развернулся «тротуарный» рынок. Впрочем, Ломзе долгое время представлял собой один большой рынок – торговали и торговались как на суше, так и с причалов на пристани, но главным товаром здесь было зерно, да еще «кухонная зелень» и овощи.

Где жилье, там и лавочки «шаговой доступности». Обычно их устраивали на первых этажах складов, там же появлялись конторы и «кабинеты» брокеров, всяческих торговых представительств, стряпчих. И все же на Ломзе господствовала промзона – вслед за складами возникали цеха и небольшие фабрики, все это требовало места под жилье для рабочих, и оно разрасталось — непритязательное, компактное, но аккуратное, правда, без какого-то единого плана, как бог на душу положит. Позже – во второй половине XIX века – и не только для рабочих. Строили также пивные и трактиры – все тот же экономкласс, что и жилье. Но это – за парадным фасадом Линденштрассе. Сама же улица приобретала все более парадный вид, причем исключительно «ганзейского фасону»: с узкими фасадами, как правило, не выше четырех этажей, острыми крышами, увенчанными флюгерами.
К концу XIX века на Линденштрассе затеяли строить Новую либеральную (то есть, не ортодоксальную) синагогу, которую архитектор искусно вписал в существующий «ганзейский» ландшафт, но которая все же по высоте доминировала столь неосторожно, что с приходом к власти Адольфа Шикельгрубера ее снесли в ту самую в Хрустальную ночь, а на том месте построили концентрационный лагерь с бараками для евреев. От бывшего комплекса синагоги остался лишь Израэлитский сиротский приют.
Район Дровяного моста застраивался позже и несколько иначе – в стиле баум-хаус, с аскетически прямоугольной геометрией, которую скрашивали все же нарядные балкончики, эркеры и крыши с устремленными ввысь шпилями.

Почти все это исчезло, уступив место страшноватым прямоугольным коробкам домов, гаражам, неким зонам, огороженным колючей проволокой, а еще садово-огородным участкам. Правда, – до появления Рыбной деревни, стадиона и протокольных маршрутов.

Елена Чиркова

Оставить комментарий

  • Расширенный поиск

    0 руб. до 50 000 000 руб.

    Дополнительные параметры
  • Ипотечный калькулятор