Результаты вашего поиска

Точка кипения — кто повышает тарифы?

Опубликовано v.kulyabin на 01.06.2016
| 0

Интервью с членом Общественной палаты и сопредседателем совета по реформированию ЖКХ при губернаторе области Сергеем Шерстюком

Возможно, мы пристрастны, рисуя картину параллельного сосуществования народа и власти.

Возможно, передавая обобщенно небольшой, но злой кусочек реальности, мы прибегли к слишком свободной манере и даже некоторой декоративной стилизации, то есть, тому, что в искусстве называют постимпрессионизмом. Однако, таковы «импрессии» (они же – «впечатления») от прозы жизни – «коммуналки».

Но есть впечатления придавленного оной «коммуналкой» обывателя и впечатления эксперта, которые могут совпадать, а могут и расходиться. В нашем случае в роли эксперта – Сергей Шерстюк, член Общественной палаты и сопредседатель совета по реформированию ЖКХ при губернаторе области.

— Итак, ваши, Сергей Анатольевич, впечатления от общей картины ЖКХ в регионе?

— На мой взгляд, власти региона совершенно безразличны к насущным проблемам «коммуналки».

— Но ведь во всех регионах происходит одно и то же?

— За той разницей, что в России тарифы изначально были гораздо ниже. Поэтому шестипроцентный рост у них и у нас – «две большие разницы»: там отталкивались от низких цен, у нас – и так предельно завышенных.

Потому-то Общественная палата и предлагала провести экспертизу всех основных тарифов.

— Насколько я помню, этому предложению уже больше года. Неужели так и не провели?

— Нет. Сначала губернатор, было, согласился, но госпожа Андреева (Служба по тарифам) его после уговорила не проводить, — мол, с какой стати вы будете позволять общественным ревизорам мешать работе государственного органа…

— Но к Андреевой не так давно возник ряд интересных вопросов, и не только со стороны СМИ.

— Действительно, есть масса претензий – по тарифам на горячую воду, на отопление, на электро-энергию, — областная Дума была вынуждена провести депутатскую проверку. Доступность тарифов не проверяется, экспертиза тарифов не проводится, производственные программы ресурсоснабжающих организаций не публикуются в СМИ и т.д. Думаю, что в свое время госпожа Андреева запуталась, выполняя политические и корпоративные заказы, которые потом превратились в снежный ком. Но, к сожалению, она все еще остается лицом, практически единолично принимающим решения по тарифам. То есть, она неподотчетна никому, не входит ни в одно министерство и здесь, в области, у нее один начальник — губернатор. Пользуясь его неосведомленностью, ей удается убедить его в том, что со Службой по тарифам все в порядке и наши региональные тарифы вполне «актуальны». К слову, сейчас в России все чаще слышишь мнения экспертов, призывающих и вовсе заморозить рост тарифов. То есть, принять «твердый» тариф и уже никуда от него не двигаться хотя бы года три – потому что с ними что-то ненормальное творится.

— Если бы. Взять электроэнергию – она нам обходится очень недешево, в том числе и потому, что в тариф входят затраты на перевооружение нашей энергосистемы. По сути, мы платим инвестиционный налог, но где результат?

— К сожалению, проследить путь этих денег в «Янтарьэнерго» почти невозможно. Прежний руководитель, господин Цикель, по всей видимости, не преследовал целей развития и модернизации своего хозяйства, хотя по области немало точек, не обеспеченных электро-энергией в достаточном количестве. Как они были дефицитными, так и остались – ничего не сделано. Кроме того, у нас еще много немецких сетей, подстанций, давно отслуживших свой срок, и стоят они до сих пор – как до Цикеля. Теперь его преемник Маковский вынужден разбираться, куда делись деньги, отпущенные на инвестиционную программу и технологические присоединения.

И, самое главное, — в нашей области все еще слишком большой процент потерь – недавно он доходил до 22 процентов, а нынче – до 17.

— Самый высокий показатель по России?

— Увы. Притом, что какие-нибудь десять-пятнадцать лет назад потери в сетях «Янтарьэнерго» не превышали 10 процентов. И вдруг – почти внезапно – достигли 22. Кстати, мы об этом говорим уже два года — общественная палата посылала соответствующие письма в правительство и лично г-же Андреевой. Но ничего не изменилось.

— Чем вы объясняете такой скачок?

— Тем, что никто не захотел или не смог заняться именно коммерческими потерями: проще было приплюсовать их к технологическим и включить в тариф. Но технологические потери происходят за счет работы оборудования – трансформаторных подстанций, сетей и т.п., а коммерческие – это перегруженные сети, хищения, неправильные показания счетчиков, плохая работа контролеров — по сути, тот самый человеческий фактор, который следует сводить к минимуму путем грамотно налаженной работы предприятия. Таких коммерческих потерь нет ни в одном регионе России.

— Таким образом, население оплачивает чье-то воровство и халатность? А входят ли в тариф зарплаты персонала фирмы, — по слухам, вознаграждения топ-менеджеров «Янтарьэнерго» составляют сотни тысяч рублей в месяц? Кто вообще может проконтролировать разумное распределение средств?

— По данным, опубликованным в СМИ, главный экономист и главный бухгалтер этого предприятия получали по 4 миллиона в год — столько не получают министры (зарплаты которых почти в четыре раза меньше). И население все это оплачивало и оплачивает. Госпожа Андреева в свое время сделала попытку узнать «секрет фирмы» и попросила предоставить ей зарплатные ведомости и штатное расписание. Ей отказали. Проблема так и осталась, а надо было добиваться ее решения сразу – еще до повышения тарифов. Фонд оплаты труда предприятия должен формироваться от результатов деятельности предприятия в целом и от общей суммы расходов в частности. Кстати, это не единственная причина высоких тарифов — необходимо детально проанализировать тарифообразование на тепло- и электроэнергию от КТЭЦ-2.

— Такие зарплаты да при таких результатах, когда предприятие дышит на ладан, – это впечатляет. Кто еще может поправить ситуацию?

— Только Служба по тарифам и областная Дума. Дума должна была бы вынести вопрос на заседание и сделать депутатский запрос. Но комитет под руководством Кузнецова от подобных проблем попросту отстраняется. Могло бы сказать свое слово министерство развития инфраструктуры, но и оно этим вопросом не озадачилось.

— К тому же застройщики, по сути, просто дарят «Янтарьэнерго» построенные ими подстанции…

— …что вкупе с высокой ценой на технологическое подключение лишь увеличивает объем уставного капитала предприятия и повышает дивиденды акционерам. Высокие тарифы на технологическое подключение – тоже негативный фактор для экономики области. Если бы эти деньги шли на развитие, но дальнейший путь их неизвестен. В европейских государствах все затраты по строительству и реконструкции сетей и подстанций, по подключению новых потребителей несут энергоснабжающие организации (или за счет привлечения кредитных ресурсов, или за счет допэмиссии акций своего предприятия). У нас все вопросы решаются проще – за счет потребителя.

— Зато известно, что затраты на подключение входят в цену квадратного метра жилья – и опять-таки бьют по населению.

— Мы давно говорили (еще когда я работал в Ростехнадзоре) о том, что пора прекратить эту практику строительства подстанций застройщиками — пусть «Янтарьэнерго» строит их само, за свой счет, — технологическое подключение, в конце-то концов, совсем не означает строительства сетей, для этого есть инвестиционные программы. А частное владение сетями, особенно высоковольтными, приводит к децентрализации управления энергетикой, что значительно снижает надежность. Однако само предприятие за последние годы ничего существенного не построило и не модернизировало. Единственное исключение – подключение ТЭЦ-2, но и деньги за это были заплачены колоссальные – сотни миллионов рублей.

О так называемых «потерях»: сколько бы Общественная палата ни запрашивала о них «Янтарьэнерго», сколько бы ни настаивала на предоставлении инвестиционной программы (которая, в свою очередь, должна быть привязанной к программе энергосбережения) – ответа нет. Вероятнее всего, что ничего существенного по этой инвестиционной программе не сделано, хотя деньги для этого выделялись. Другим важным упущением правительства является несогласованность этих программ: инвестиционная программа была утверждена без учета программы энергосбережения (которой у «Янтарьэнерго» на тот момент не было), хотя каждое ресурсоснабжающее предприятие еще более года назад было обязано представить свою часть в общем деле энергосбережения региона. Вот и сейчас, до конца этого года, необходимо провести энергоаудит, который занимает как минимум месяца три, а в энергосистемах он проводится и вовсе по полгода, — авралом тут ничего не сделаешь. Тем не менее, в городе об этом ни слуха ни духа, хотя сроки поджимают – до конца года как раз три месяца и осталось. Пусть это будет публичным вопросом и к правительству, и к «Янтарьэнерго».

То, что Цикель, как руководитель энергетической компании, был не на своем месте, видно по «достижениям». Если бы еще был контроль правительства, но и его нет. Региональный бюджет по расходам на ЖКХ не выполняется, хотя деньги заложены там большие, а расходы на строительство генерирующих мощностей и альтернативной энергетики, как и на энергосбережение, в бюджет области не закладываются и вовсе.

В городе можно строить в районе улиц Менделеева, Борзова, в направлении Чкаловска, — там, кстати, планировалось строительство подстанций (Чкаловской и Менделеевской), — но там ничего до сих пор не построено. Насколько я знаю, возникают и проблемы с электроэнергией на юго-западе Калининграда. Весной этого года областная Дума даже провела одно специальное заседание, где Цикелю было задано много неприятных вопросов, в том числе и тот, почему «Янтарьэнерго» не строит само и не дает строить другим. Внятно он не ответил.

Пришел новый руководитель – и тоже не энергетик. Боюсь, у нас стало традицией назначать на «энергетические» должности менеджеров «общего профиля», в лучшем случае, юристов. Но чтобы руководить таким предприятием, общего профиля мало – нужно четко представлять себе весь механизм работы предприятия в диалектике. Почему никто не рвется подменить хирурга или летчика? А энергетика – да ради бога. Профи, за плечами которых и специальные вузы, и практика, не могут руководить профильным предприятием, потому что эти места занимают номенклатурные кадры. К сожалению, такая же ситуация сложилась и в Ростехнадзоре, где руководителями этого ведомства назначают людей, далеких от техники.

Не хочу сказать ничего плохого о Маковском, но его приход на должность руководителя «Янтарьэнерго» после неудачи в Ростехнадзоре вызывает недоумение: неужели этот «вариант» более прост? В любом случае, ему придется набирать команду грамотных специалистов. И я не уверен, что это поможет. Боюсь, что сегодня все – и большие потери, и большие долги потребителей, и скандал с инвестиционной программой – все говорит о близком банкротстве. А банкротство, в конце концов, означает дешевую распродажу в частные руки — год-два, и это предприятие будет приватизировано за копейки.

— Существует ли рецепт спасения в таких случаях и на таких стадиях?

— Этим должны бы заняться обе ветви власти – в лице министерства развития инфраструктуры и областной Думы — но, как видим, для обеих ветвей эта проблема не первостепенна. Да и некому заниматься – профессионалов по энергетике нет ни в одной, ни в другой.

Сколько мы добивались разделения министерства строительства и ЖКХ! Разделили, однако. Но чтобы заниматься «коммуналкой», надо иметь в своих руках и котельные, и энергетику, и ресурсы, а как раз с ресурсами и вышел облом: новому министерству (ЖКХ и ТЭК) отдали только уголь – все остальное осталось у министерства развития инфраструктуры.

Еще весной этого года экспертное сообщество передало губернатору программу выхода ЖКХ из кризиса – причем, расписанную пошагово. Но ее нигде не рассматривали и никто с тех пор о ней ничего не знает. Кроме того, по инициативе Общественной палаты был образован Совет по реформированию ЖКХ при губернаторе, и по итогам трех заседаний Совет также выдал рекомендации по некоторым вопросам ЖКХ. Правительством все решения проигнорированы. Создается впечатление, что власти страшно неинтересны проблемы, волнующие население, и Совет создали для галочки.

И еще: в начале августа мы передали полпреду президента Воскресенскому справку о состоянии ЖКХ и энергетики.

— И что?

— Судя по его первым шагам, хочется надеяться на адекватную реакцию… А вообще напрашивается вывод – если профильные министерства правительства области ничего не предпринимают по самым насущным проблемам жизнеобеспечения населения, то их руководителей следует отправить в отставку или хотя бы наказать кого-то из министров, как это сделал президент Путин. Я с содроганием жду ноября, когда народ получит новые платежки по новым тарифам – ситуация назревает взрывоопасная… В области существует и масса других проблем: с высокими ценами на газ и тепло, с энергетической безопасностью и энергосбережением, которые тоже никак не решаются. На мой взгляд, многие вещи наши чиновники все же от Москвы скрывают, а отсутствие митингов и демонстраций еще не означает, что социальной напряженности в регионе нет – она близка к точке.

Оставить комментарий

  • Расширенный поиск

    0 руб. до 50 000 000 руб.

    Дополнительные параметры
  • Ипотечный калькулятор