Subscribe to RSS

Газета "Рынок жилья"

- о купле продаже, обмене, аренде недвижимости в Калининграде и Калининградской области;
- о новостройках Калининграда и строительстве;
- о новых технологиях, интерьере и дизайне;
-все о рынке недвижимости Калининграда.

Быть нужной

Ветерану-строителю Нине Шувановой исполнилось 90 лет

Девушка в красном пальто

Nina1

Среди военных мундиров красное пальто смотрелось… оригинально.

Но Ниночке никто на несоответствие не указывал – во-первых, инженеров ее уровня раз-два и обчелся. Даже на раз только хватало. Во-вторых, ей специально поручали почаще ездить на всяческие согласования к нашим дорогим прибалтийским братьям, которых военная форма здорово раздражала, и на территории которых наше командование даже рекомендовало носить штатское.

Ну а в-третьих, — красиво же! И не только пальто…

Сначала Ниночка была Кутеповой – почитай двенадцать из четырнадцати домов лесного хутора близ села Радищево (бывшего дворянского) Саратовской губернии Вольского уезда носили фамилию Кутеповых.

Позже она станет Ниной Ивановной Шувановой, но до тех пор ей надо будет отходить все десять классов в Радищенскую школу, что за добрых пять километров от хутора. Иногда отец подвозил ее на казенной лошадке, лесничему без нее никак, но чаще топала сама, закаляя, как она говорила, твердость духа. Однажды в феврале из-под моста на лошадь бросился волк. У лошадки были нервы и сноровка: отбросила серого и погнала, как молодая… волоча за собой перевернутые сани – с вцепившейся в них малышкой, и лесничего, державшегося клещом за вожжи.

В ту пору волки не стеснялись на хутор заглядывать – и не только зимой.

А вообще зимой ее «ставили на квартиру» к чужой бабушке – зимний день короток, чтобы по темноте путешествовать.

Ниночка твердость духа воспитывала в себе каждодневно и старалась ничего не бояться. Собственно, самым страшным было не выучить уроки по химии. Ее вела Гертруда Рудольфовна, умевшая убить взглядом, если ученик запинался, пересказывая наизусть целые страницы из учебника химии профессора Перовского. Нине хватало два-три раза прочесть страницу, чтобы «отскакивало от зубов». Если много формул и был тяжелый день – пять раз.

Тяжелые дни наступили, когда началась война. Мужчин забрали всех, остался хромой тракторист, он же комбайнер, которому нужно было заводить комбайн тремя «лошадиными силами» Ниночки и двух ее подружек: намотав на «заводилку» вожжи, крутили что есть сил, пока железяка не принималась чихать и поперхивать. Потом важно было проследить, чтобы дядька не погнал слишком быстро – с утра кто его разберет, проснулся или нет, а на неправильной скорости комбайн глох, и надо было опять до седьмого пота его раскочегаривать.

Это были не самые тяжелые времена. Тяжелее пришлось, когда всех учеников скопом отвезли копать противотанковые рвы под Сталинградом. Ниночку, как самую крепкую, ставили на самые трудные места. Особенно на грейдер – там нужно было управляться с лошадью, а она это умела. К тому же приходилось работать подольше, чтобы в авральном порядке сделать дорогу на переправу – чтобы скорее эвакуировать завод на безопасный берег.

Но война войной, а химия химией. Поэтому Ниночка шутя поступила в вуз – сначала в самарский «пед», но потом решила съездить с друзьями на экскурсию в Пензу — и там ее угораздило попасть в Одесский политех.

«Только посмотреть», — думала она. Но как-то невзначай оказалась на экзамене по химии, и профессор выглядел куда как доброжелательнее Гертруды Рудольфовны…

Ниночка вежливо зашла на экзамен, взяла билет — и сразу ответила, не взяв ни минуты на подготовку: к этому времени она и вправду устала и хотела есть.

Нет, педагогического не жалко – да и бабушка ее ругала – зачем в учительницы пошла, по двести тетрадей за ночь каждый день проверять?

Нет, политехнический ее увлек. Теоретическую механику им преподавал сам ректор – профессор Абрамов из Харькова.

Химию – тот самый автор учебника Перовский.

Архитектуру и строительные конструкции – профессор Семенов из Ленинградской лесотехнической академии и знаменитый Гнедовский.

Черчение – сам Добровольский, автор учебника по черчению.

А профессор Пыленный, который так здорово пропевал свою «шпренгельную ажурную фармочку» — он тоже был ас, но по «шпрегельным фармочкам»!

На лекциях сидели, одевшись, как французы под Москвой: топили «чисто символически». До красного пальто еще было очень, очень далеко, да и не помогло бы оно – вот полушубок был бы в самый раз.

Вообще с «матчастью» у Нины были сложности: ну, чем ее родители могли поддержать дочу из своего колхоза? Вот и работала.

Чтобы не платить за общагу, нужно было на лесоповале потрудиться, — и она трудилась.

По выходным Нина и еще трое девчонок мыли окна, полы, парты – комендант давал за это бесплатные талоны на питание. Это очень выручало. К тому же обучение было платное – 50 рублей в год, так что две летние стипендии она просила бухгалтерию сразу перечислять на счет института, а сама как-то выкручивалась. И училась запоем – было интересно. Интереснее, чем танцы.

На распределении рядом с деканом сидел какой-то товарищ в гимнастерке, увидел Ниночку и замотал головой: «Нет, только не это — мне бы еще мальчиков!»

А декан говорит: «Берите, не раскаетесь».

Так ее и сосватали во 2-е управление МВД, где взяли подписку о «неконтактах» со спецконтингентом (ближе, чем на 7 шагов к спецконтингенту не подходить, личных взаимоотношений не заводить) и отправили в Кандалакшу.

На восстановление Кандалакшского алюминиевого завода.

Спецконтингент составляли власовцы, спецпереселенцы 36-го года, и были еще осужденные на большой срок (например, начальник какого-то гидролизного цеха из Ленинграда, очень грамотный человек, был осужден как раз на 20 лет, он занимался документацией, а Нина — производством).

От Москвы до самых до окраин

Кандалакша, как она теперь понимает, осталась светлым пятном в ее жизни.

Как вчера помнит: первый день ее самостоятельной работы — 1949 год, сентябрь, бабье лето — Нина, еще не остыв после защиты диплома, сидит на солнышке с умным видом, разбирая чертежи. Рядом под приглядом конвоя и овчарок ловят скупое солнце трудовые ресурсы – осужденные женщины. Подходит Андрей Максимыч Кабанов, ее шеф:

- Сидишь?

- Сижу.

Он протягивает ей общую разлинованную тетрадь: в одной графе — «вопросы, подлежащие решению». Далее: «как это должно быть по проекту»/ «кто исполнил»/ «какой результат»/ «отметка контролирующего лица».

- И не дай бог, я без этой тетрадки – и без вопросов на завтрашний день – тебя увижу! Системный подход! Планирование! Выделение главного!

И это стало ежедневной практикой: вечером 15-20 минут, чтобы «задать вопросы»: продумать план на завтра, заглянуть в книги, если нужно – спросить шефа…

В Кандалакше Нина занималась восстановлением гидролизных ванн на алюминиевом заводе, строила жилье, осваивала технадзор, нормирование, в общем, Кабанов старался научить всему, что знал сам.

В том числе и правильной постановке работы.

Сейчас это называется научной организацией труда или системой управления качеством.

А еще Нина организовала 11 кружков самого разного направления, и ее за это чуть было не начали двигать по партийной лыжне.

И приветствия Сталину поручали зачитывать ей. Но с партийной карьерой не вышло, хотя с ней встречался сам Комсомолец №1, дал ей анкету – в Высшую школу в Москве… Но в ЗАГСе у нее лежало заявление на регистрацию брака с офицером ВМФ Шувановым.

И вместо Москвы она попала в систему военного флота — сначала в Североморск, где только и успела, что закончить фундамент жилого дома, потом на Долгую Губу, где дивизией торпедных катеров командовал легендарный Арсений Головко. За Долгой Губой высверком проскочил Петербург, а за ним «наступил» Калининград – в который их привел за собой Головко.

И, конечно, Нина сразу бросилась искать работу.

К слову, Головко в Калининграде дали 12 домов – шесть на Красной, шесть – в районе проспекта Мира, и легендарный адмирал успевал даже наводить там порядок – лично выходил, чтобы «распугать» машины с газона: «Вы знаете, что трава больше хорошего воздуха выделяет, чем деревья? Тут детишки будут бегать… будьте добры, не ставьте машины на газоне!».

Правда, тогда и машин-то немного было.

Объект особого назначения

Красное пальто у Нины в ту пору уже было.

Строила она спецобъекты. Первый — для связи с подводными лодками — находился в Кулдиге (Латвия). В Латвии с девушкой в красном пальто были вежливы. Вежливее, чем с ее коллегами в погонах. Командованию это нравилось – вопросы решались быстрее.

Nina2

Второй объект она строила в Калининграде. Это «Паром-2» по дороге на Янтарный. Все удовольствие от результата испортил товарищ Хрущов – когда его привезли по дороге из Англии в Калининград и показали подземный двухэтажный монолитный бункер, он велел его «срезать, чтоб как в Англии». Великий профи не стал слушать, что проект практически завершен и сделаны обвязка и проводка. Потом в нем нельзя было работать – бункер нагревался под 40 градусов, радистки сидели в лифчиках и босиком, а прочие мучились в тельняшках.

И «Паром-2» закрыли.

Потом в его стенах возникла организация «Мост», где собирали детей с правонарушениями.

Третьим серьезным объектом у Нины стал опять-таки подземный объект — «Контур», из 18-метровых арок, по проекту ленинградского «ГП-1».

И если в Латвии недовольство русскими, особенно теми, кто в форме, как-то сдерживалось воспитанием, в Литве ситуации возникали вовсе неприятные.

Поэтому в командировки туда посылали штатского сотрудника в красном пальто, который безотказно – несмотря на наличие маленьких детей, – мотался в Литву на всякие согласования.

Карта эфира, похожая на канву для вышивания, была так пестра, что с трудом прослеживались свободные пятна. Одно такое пятно нашлось в лесу под Черняховском, — там и начали строить. На все про все ушло 7 лет, так что ездить в Литву и согласовывать тонкие плетения эфирных коридоров приходилось часто.

На первой встрече чиновник предупредил – мол, протоколы печатаются только на литовском языке. Нина предложила свою помощь – лишь бы нашлась машинка. Нашли, почистили – и она села печатать, то и дело поглядывая на часы.

Высокий чиновник был заинтригован: – Вы куда-то торопитесь?

- Да нет, вечером дети из садика придут, а дома ничего нет — нужно успеть забежать в магазин.

Он нажимает на кнопку, вызывает помощника и просит проводить даму в красном пальто в магазин – просто так ее там не обслужат. Вот уже тогда отношения подпортились, при этом нотации по поводу культуры читались регулярно.

«Культура культуре рознь, — думала про себя Нина. — Не надо сгущать краски».

Вот недавно, к примеру, в той же Литве нужно было снести 11 хуторов-малюток – под будущий объект, который, к слову, русским строить уже не пришлось, но геодезическую съемку Нина все же сделать успела. Для сноса была создана комиссия по оценке недвижимости – чтоб компенсировать снесенное либо деньгами, либо взамен дом построить.

Все поголовно предпочли дом. Недоставало двух хозяек — вызвали их аж из Парижу. Те приехали — в полосатых вязаных гольфах, полосатых домотканых юбках – так в Париже, наверное, и ходили. Их тоже спросили – деньги или дом? Конечно, дом – и чтоб в городе, и в хорошем месте, и чтоб взять и перенести и сад со старыми яблонями на новое место… И дедушкин колодец – тоже!!!

В пору было браться за голову: деньгами обошлось куда бы меньше, тем более, что требовали-то полноценное строение — взамен развалюх, вросших по окна в землю, с прокопченными дочерна кухнями – топили «по-черному».

- Как-то ребята бегут ко мне «Пожар!», — вспоминает Нина Ивановна, глядь — у «француженок» над соломенной крышей черный дым валит. Похватали кто багор, кто лопату, прибежали – а тетки картошку жарят, и дым естественным ходом через люк в крыше идет. Никакого вам пожара.

«Мы так привыкли».

Матросики поражались – они такой «культуры» сроду не видели.

Но строителей предупредили – никаких конфликтов, строили (по старым деньгам) по 45 тысяч, притом что «ВАЗ» стоил три. Руки выкручивали – будь здоров!

Сад, кстати, на новое место перевезли (только неизвестно, принялся ли), а вот колодец не нащупали – мааааленький, наверное, был.

Последним спецобъектом у Нины Ивановны был пункт связи с подводными лодками на Стрелецкой. На том месте стояла котельная, в которой обнаружились человеческие кости: кто-то с кем-то свел счеты…

Возле каждого спецобъекта полагалось строить жилые дома. На Стрелецкой построили два – 28- и 36-квартирный. Командовала Нина Ивановна двумя ротами – в одной азербайджанцы, в другой узбеки.

- Узбеки и тогда были заняты, в основном, на строительстве. Работали на совесть, учились на лету. Один был особенно старательный мальчик, я его оставляла вместо себя, когда надо было отъехать. Все держалось на нем – он записывал все, что нужно сделать и следил, чтобы все было исполнено, как надо. Одиннадцать 45-метровых мачт выстроил полукругом точка в точку. Правда, был один сбой — ленинградские конструкторы допустили в проекте ошибку, и яму под мачту (а это 220 кубометров грунта!) вырыли по чертежам не там, где она по логике должна была быть. Уже и фундамент залили.

Из Ленинграда срочно прилетел эксперт, но со словами «Ой, это чертежницы немножко напутали!» — туда же и улетел.

В общем, отвечать пришлось бы мне – из собственной невеликой зарплаты, — кто наряды подписывал? Я приуныла, а Батыр сказал – мол, не горюй, мы исправим. И договорился со своими ребятами, чтобы в личное время работу переделали.

Сделали они все быстро и молча. Как в сказке.

И когда он демобилизовался, я попросила руководство отблагодарить его чем-нибудь – он так добросовестно работал!

А тут как раз мотоциклы «Урал» в Военторг пришли, мы и выдали ему «ваучер» от штаба. Рядовым за работу на стройке платили, но у Батыра сбережений не хватило, и его родные в Сурхандарьинской области (на границе с Афганистаном) собрали ему недостающую сумму. Помню, как пришлось на скорости везти его на аэродром, уговаривать ребят взять на военный транспортник. Успел! Слетал домой, взял деньги и мотоцикл выкупил. Предефицитнейшая вещь! Он так этому радовался.

Потом его мама письмо прислала: «Уважаемая инженерка, приезжай к моему сыну Батыру на свадьбу». Поехать я, конечно, не смогла, но — приятно было.

Учиться и учить

К 90-м годам строительная биография Нины Ивановны закончилась – Минобороны денег на спецобъекты уже не давало, да и с гражданским строительством было туго… И тут ее пригласили в Градостроительный техникум – читать курс «Организация строительных и монтажных работ».

Тогда Нина Ивановна и заметила – ценность знаний как-то принизилась. В ее молодости учились — как летали, взахлеб. Теперь не так. Грустно.

Поэтому когда в 2000-м вышли новые нормативы, перекроив всю нормативную систему, и ей предложили вести этот предмет в филиале Петербургского железнодорожного института, в учебном центре «Эврика» (готовить каменщиков, монтажников, бетонщиков), и еще в КТИ, она с радостью согласилась.

Спасибо первому шефу Кабанову — в нормативах она была, как рыба в воде.

Работы меньше не становилось – ко всему прочему ее пригласил председатель горсовета Ган – разбирать жалобы по строительной части.

Особенно много было жалоб на состояние жилфонда в Ленинградском районе: у кого крыша протекла, у кого стена обвалилась.

- Часто все это можно было решить, «не отходя от кассы», — вспоминает Нина Ивановна. — Я советовала взять бумагу и ручку и диктовала: купить столько-то силиката натрия, развести его один к четырем, потом взять цемент, сначала смочить его в воде и смешать с этим раствором, затем добавить песок — один к трем, расчистить пятно и спокойненько нанести «на рану». И не надо громоздить сложности и жаловаться – всех дел на полчаса…

Острых ощущений у Нины Ивановны сегодня как бы и нет – на днях ей исполняется 90.

Если не считать острым ощущением капремонт.

Как профессионала ее поразил сам принцип новой кампании: на любой вид работы нужны свои нормы, расписанные детально, вплоть до взмаха мастерка. Потому что стоимость работ будет в каждом случае разная. Время ремонта разное. И если платить, то кому и сколько?

А плату ведь надо определять не по площади квартиры: ремонтируют не ее, а фасад, и надо считать площадь занимаемого квартирой фасада.

А предлагается неубедительная и нелогичная схема.

Платить надо в московский банк, филиал которого находится в Петербурге, – что случись, не найдешь ни начала, ни конца.

Не рассчитана индексация.

Странно и то, что программа растянута на 30 лет, которые переживут не все.

Такие сроки можно применять в стабильной экономике – а какая нынче стабильность? Народ-то неглупый: понимает, что с них требуют платить «туда, не знаю куда, за то, не знаю за что».

Непрофессионально, мягко говоря…

Ей по старой памяти звонят, спрашивают – что происходит?

Что тут скажешь… кто-то поспешил и недоработал?

Как человека весьма преклонных лет, Нину Ивановну освободят от уплаты взносов. Но она профессионал, и хотела бы разобраться – вдруг ее знания снова нужны?

И еще странное и неловкое ощущение – жить без работы…

  • facebook

    Recommend on Facebook
  • twitter

    Tweet about it
  • vkontakte

    Share on vkontakte

https://rynokzhilia.ru, №48 (1001), 17 декабря 2015 г.

0 коммент.назад...

Еще статьи...наверх...

«Калининграднефтестрой»: «Места знать надо!»

«Калининграднефтестрой»: «Места знать надо!»

Компания «Калининграднефтестрой» успела построить в Калининграде немало квадратных километров жилья. Строит и сейчас — качественное, красивое, по разумной цене. А самое главное — все эти дома размещены в живописных уголках города и «укомплектованы» развитой социальной инфраструктурой.

Город в городе

Город в городе

Жилой комплекс «Адмиралтейский»

«Новая Резиденция» – новое качество жизни

«Новая Резиденция» – новое качество жизни

Между Гурьевском и Калининградом растет жилой квартал

Комфорт в деталях

Комфорт в деталях

«Город мастеров» и не только…

«Ремжилстрой»: 25 лет с вами

«Ремжилстрой»: 25 лет с вами

Еще одна вершина — еще один проект

Кто достроит «Новую Сельму»?

Кто достроит «Новую Сельму»?

«СУ-155» создал строительную компанию «СУ-151»

banner

Реклама

  • TDbann
  • profilbann
  • tihbann
  • invbann
  • BisBann
  • vb_bann
  • resursbann
  • shternbanner
  • fevralbann
  • komfortbann
  • KSTbann
  • bulvar_bann
  • ervbann
  • investbann
  • ksibann
  • KPD bann
  • AkfenBANN
  • balturBann
  • 6f0998792f
  • 9e295e155c

Контакты и информация

  • г.Калининград, ул. Генерал-лейтенанта Озерова, 17Б, ТЦ «МЕГА» офисный центр, каб. 709, 7-й этаж. Тел./факс (4012) 30-33-39.
  • Реклама в газете...

В 2015 году газета отметила свое 20-летие. Согласно социологическим исследованиям, а также оценкам риэлторских компаний и строительных фирм города, газета \\\\\\\\\\\\\\\"Рынок жилья\\\\\\\\\\\\\\\" стала ведущим изданием, освещающим вопросы недвижимости Калининграда и Калининградской области.

Социальные сети

  • RSS лента

Самые популярные рубрики

© 2010 - 2011. Сделано в iwest-media - создание визуальной продукции в Калининграде | Альмонд Медиа - продвижение сайтов | Все права защищены.