Subscribe to RSS

Газета "Рынок жилья"

- о купле продаже, обмене, аренде недвижимости в Калининграде и Калининградской области;
- о новостройках Калининграда и строительстве;
- о новых технологиях, интерьере и дизайне;
-все о рынке недвижимости Калининграда.

Среди рифов, скал и акул

Непридуманные истории о жертвах ипотеки

Спору нет – если бы не ипотека, многие бы семьи так и не смогли обзавестись собственным жильем.

Однако ипотека ипотеке рознь.

Кто-то взвалил на себя этот многолетний долг, но зато вселился в собственную квартиру.

Кто-то напоролся на такие острые рифы, что и свет не мил. Одни — от рук недобросовестных застройщиков, другие – благодаря кризису, обрушившему налаженную жизнь, отнявшему работу, а вместе с ней — надежду на собственное жилье.

Всякое бывает. Например, такая вот история

История первая. Рублевая

Ее зовут Жанна Кронпринц.

Она родилась здесь, в Калининграде, здесь же и выросла, получила образование, вышла замуж и родила двоих сыновей.

Семейная лодка четверых не выдержала – так случилось, что она осталась одна с сыновьями – и без крыши над головой. Зато у нее была профессия, которая приносила неплохие деньги – дизайнер по интерьеру.

Ей выдали кредит под 13,8 процента годовых сроком на 14 лет под залог приобретаемой квартиры, причем банку было известно, что никакого другого жилья у нее не было.

Позже она выяснит для себя, что банк по закону не имел права оформлять единственное жилище в залог. Впрочем, это как раз очень даже популярное нарушение.

ipoteka

Квартира, отделанная Жанной с профессионализмом и любовью, радовала ее недолго — через год закрылась строительно-отделочная компания, и она потеряла работу.

Кризис есть кризис. Иной работы с высокооплачиваемым заработком она не нашла, а ежемесячный платеж в банк составлял 42 тысячи рублей.

- Я обратилась в банк с просьбой реструктурировать условия кредитного договора, чтобы вместо 42 тысяч рублей в месяц мне позволили оплачивать 20, продлив срок ипотеки, — с горечью вспоминает она. – Но банк ни на какие уступки не пошел. Правда, мне предложили кредитные каникулы на три месяца, но при условии, что я подпишу банку согласие на продажу этой квартиры. Но какой смысл в реструктуризации, если банк продаст мое единственное жилье?

Соглашение это я не подписала, а банк отказал в реструктуризации.

И в банке прекрасно знали, что женщину, которая одна содержала двоих сыновей и не имела никакого другого жилья, они откровенно выгоняли на улицу.

- Представьте, я не нашла ни одного юриста, который бы согласился без высокой оплаты защищать интересы – мои и моих детей, — говорит Жанна Леонардовна. — Суммы назывались неподъемные. А тут надо старшего провожать в армию, младший – к слову, несовершеннолетний, школьник, ему и на сегодняшний день только четырнадцать, — постоянно болел. И на улицу?!

Выселять пришли в мое отсутствие – ребенок был дома один, кричал, просил дождаться меня, но пристав от Ленинградского ОСП уже начал взламывать дверь. Не зная, что еще предпринять, ребенок успел позвонить в полицию. Те приехали, но взяли сторону пристава и пригрозили: «Если ты будешь и дальше орать, мы тебя в психушку отвезем».

Но вызывать пришлось скорую помощь – у сына случился сердечный приступ. На нервной почве он потерял голос и до сих пор стонет во сне и вздрагивает от каждого стука и звонка в дверь, где бы мы ни находились.

- Сегодня я знаю, — рассказывает Жанна, — что в таких случаях по закону требовалось, чтобы присутствовал детский психолог, да и пристав должен был заручиться согласием от департамента по защите прав несовершеннолетних.

Ничего этого у него не было.

Скоро выяснилось, почему банк принял столь жесткую стойку: уже в 2013-м квартиру продали втайне от Жанны, не оповестив об инициации торгов.

Опять-таки задним числом Жанна выяснила, что как равноправная сторона дела, должна была быть оповещена письмом – личной повесткой (вплоть до принудительного привода). В этом деле были нарушены многие процессуальные нормы.

От участия в торгах Жанну изолировали намеренно – чтобы, не дай бог, не могла оспорить оценку квартиры, заниженную более чем на 50 процентов! Трехкомнатную квартиру стоимостью в три с половиной миллиона рублей они выставили на торги за полтора миллиона!!!

Выяснилось и другое серьезное нарушение, узнай о котором руководство банка, инициатору этой схемы явно бы не поздоровилось: на самом деле квартира была продана человеку, который состоит в дружеских отношениях с госпожой В., которая работает с проблемными должниками банка.

Получилось, что торги были явно организованы для своих, и вот ведь какое счастливое стечение обстоятельств для «добросовестного приобретателя – по безумно дешевой цене, да еще и с дизайнерским ремонтом (хотя не может трехкомнатная квартира стоить полтора миллиона – даже сегодня!), притом, что никого, кто хотел бы тоже поучаствовать в этой дешевой распродаже, не было.

Но то, что других участников к торгам попросту не допустили намеренно, документально подтверждается: две «недопущенные» гражданки, — Киселева и Гайжевская, возмущенные произволом организаторов торгов, обратились по этому поводу в суд.

- Я пыталась оспорить законность торгов, — продолжает Жанна, – потому что они прошли с большими нарушениями. Оплатила независимую экспертизу по оценке квартиры. Это обошлось мне в 10 тысяч рублей — все квитанции у меня есть. И, как ни странно, без особого труда получила в архиве банка бумагу – первичную оценку, по которой мне давали кредит, – тогда банк был согласен с тем, что она оценивалась в 3,5 миллиона рублей. На момент торгов ее ликвидационная цена, установленная независимой экспертизой, составляла не менее 2,9 миллиона, ниже и быть не могло.

По закону квартиры продаются с торгов по рыночной цене, а не по кадастровой.

Но на тот момент я не имела возможности своевременно оспорить оценку — документы и сведения я добыла постфактум, когда лишилась всего. Всех денег, которые сумела накопить до получения кредита (это был один миллион сто шесть тысяч рублей), крыши над головой, — мы с детьми лишились единственной квартиры, и вдобавок ко всему этому банк сегодня требует, чтобы я вернула остаток долга в 1,7 миллиона.

Боюсь, до самой своей смерти я не смогу рассчитаться с этим долгом – банк сделал нас бомжами. Нас выселили «без предоставления иного жилья и со снятием с регистрационного учета».

Это означает, что без прописки я никогда не смогу получить работу – и как прикажите выплачивать долг?

Жанна обошла все кабинеты – была и в приемной губернатора, и в приемной Медведева, мягкий-коврик пазл и в антимонопольном комитете, и в комитете по защите прав человека, и по защите прав детей, и в департаменте по делам несовершеннолетних, и в прокуратуре, — легче сказать, куда она не обращалась. И повсюду ей отвечали, мол, никто не вправе указывать суду на его неправомерные действия и никто не может указывать банку, как вести коммерческую деятельность.

- Я полагала, что живу в правовом государстве, и что суд не посмеет вынести явно незаконное решение, нарушающее конституционные права меня и моих детей.

К сожалению, это не так. Нас пустили по миру и продолжают преследовать взысканием долга – который я физически не смогу выплатить до конца моих дней. Потому что без прописки на работу меня не берут. Не могу даже встать на учет по безработице в центре занятости, там тоже требуется регистрация, а покупать фиктивную прописку – нет денег, да и не хочу нарушать закон (об этом, кстати, меня предупредил помощник губернатора, чтоб не вздумала подделать прописку или пользоваться старой, иначе привлекут к уголовной ответственности — хороший совет, хотя я и не собиралась ничего подделывать).

- От безысходности, понимая, что в отношении нас допущено беззаконие и несправедливость, я обратилась в интернет, в систему Гарант, там размещаются материалы юридической службы президента.

Я изыскала все материалы, все законы, по которым нарушили наши права – это разместилось на двадцати семи страницах текста.

Так, я разыскала постановление, которое, в связи с частым обращением граждан, вынес Конституционный суд по поводу работы приставов. В этом постановлении оспорена поправка, сделанная к 446-й статье Гражданского процессуального кодекса, которая гласит, что невозможно лишить гражданина единственного жилья (там через запятую была внесена поправка «кроме ипотеки», — вот она-то и является взаимоисключающим понятием для первой части статьи: одно противоречит другому). Этот вопрос разбирался Конституционным судом, и 14 мая 2012 года по этому поводу было вынесено постановление, подтверждающее иммунитет единственного жилья, в соответствии с которым существует запрет на взыскание жилого помещения, если для гражданина-должника и его семьи оно является единственным пригодным для проживания.

Причем в нем нет разделения, какой именно должник — по ипотеке ли, по потребительскому кредиту, или вовсе по платежам за коммунальные услуги.

Ипотечный заемщик не может быть лишен гражданских прав, закон не может ухудшать положение граждан.

Кроме того, именно я, а не банк, являюсь собственником квартиры – банк только принял ее в залог, и по закону без меня не должен был совершать продажу…

Были нарушены наши конституционные права — ведь Конституция гарантирует достойное существование, право на жилье, на работу. И, наконец, никакое экономическое право не может быть выше человеческих прав.

Эти права, данные нам Конституцией, не могут быть утрачены ни при каких условиях.

Все эти законы не потеряли силы – они действующие.

В конце концов, Жанне и ее семье предоставили 17 квадратных метров маневренного фонда в общежитии гостиничного типа. Но к тому времени старший сын вернулся из армии, женился, и невестка должна была вот-вот родить. Впятером (уже с младенцем) на семнадцати квадратах было тесно, и Жанна с младшим сыном переехала к знакомым на дачу, оставив комнату в общежитии молодой семье.

Зимовали трудно — простывали, болели, и если бы не благотворительность компании «Гранмар» (сын владельца бизнеса, Александр Беляев нашел для них деньги на лекарства и питание) вряд ли бы пережили это трудное время.

Время от времени Жанна находит случайные заработки, но устроиться на работу постоянно — для нее недостижимая мечта.

Но теперь, пройдя «университеты суровой российской действительности», Жанна предлагает таким же, как она, обездоленным, отстаивать свои права — благо, юридического материала для этого у нее собрано достаточно.

Может быть, ей даже удастся помочь самой себе, конечно, если она не будет биться об эту стену в одиночку.

Добавим, что Жанна и ее сын – не единственные, кого банки обрекли на бомжевание. В первый квартал 2015-го на улице оказались еще пять таких семей.

По данным регионального УФССП, за тот же квартал в ведомстве судебных приставов имелось 24 000 исполнительных листов о взыскании банками с граждан 13,5 миллиарда рублей, почти в четыре раза больше, чем за предыдущий год.

Уже к концу первого полугодия стало ясно, что невозвраты растут. А это означает, что бомжей в нашем городе станет больше

История вторая – валютная

Если Жанна Кронпринц и ее семья пострадали от рублевой ипотеки, то уж от валютной не пострадать было просто невозможно.

Марина Палевич приехала в Калининград из Польши всей семьей – с мужем и детьми. Их у нее трое – третий совсем младенец. Приехали потому, что тяжело заболела ее мама, жившая в Отрадном, ее нужно было выхаживать после инсульта, а больше родственников не было.

Отец семейства устроился в приличную фирму на хорошую зарплату – в «Будимэкс», и на семейном совете было решено, что чем ютиться в крохотной квартирке в Отрадном, лучше снять жилье в Калининграде – поближе и к докторам, и к школе.

Правда, на съемной квартире они прожили недолго – собственник решил ее продать, а найти еще одну – с тремя детьми и лежачей больной – было нереально. Поэтому они и решились на ипотеку, и, перебрав несколько финансово-кредитных учреждений (а банки отказывались работать с иностранным гражданином) остановились на «…..банке» — там согласились дать кредит. Правда, рублевый, как они надеялись, оформить не удалось, им настойчиво предлагали в долларах, а большой разницы в то время они не видели.

- Знаете, в то время кредит под 10,5 процента годовых не казался нам неподъемным, — поясняет Марина. – Мы приняли решение в золотую минуту – когда у нас все было хорошо, да к тому же попалась сравнительно недорогая квартира в самом центре на Комсомольской, в доме-памятнике архитектуры. Кстати, про 6 процентов валютной ипотеки: мне кажется, это миф, я, во всяком случае, не знаю никого, кто сумел получить столь выгодное предложение. Ипотека в то время была непрозрачной, но мы чувствовали себя уверенно – папа был востребован как строитель-универсал, который может возвести дом от нуля.

2007 год кризиса не предвещал – его приближение не почувствовали не только мы, приехавшие из- за границы, но и российские экономисты.

Квартиру оценили в рублях, а в долларовом эквиваленте ее цена составила 105 тысяч.

По сути, без особых проблем мы выплатили процентов 30 (если считать от тела кредита). Вообще-то проблемы были, муж нашел работу с достойной зарплатой в Белоруссии, но день получки отставал от даты внесения денег по кредиту, банк отказывался перенести дату выплат, и приходилось переплачивать по 10 долларов за каждый день просрочки. На месте этот вопрос я решить не смогла, но в головном офисе в Москве добилась отмены пеней и штрафов (мне говорили, что до меня этого не удавалось никому). Зато в калининградском филиале были этим очень недовольны.

К слову, именно один из московских руководителей филиала – Ольга Панфилова – обратила мое внимание на то, что банк слишком низко оценил мою квартиру: «Смотрите-ка, будьте внимательнее – при первой же возможности банк вас съест».

Перебои с платежами начались вместе с кризисом. В 2009-м я первая подала заявление на реструктуризацию, но банк с ней тянул – получила я ее последней, когда просрочка составила несколько месяцев.

Тем временем «тыл» рушился – муж практически все время был за границей, у мамы случился инфаркт и ей требовалась операция, заболела и сама Марина – как раз тогда, когда нужно было присутствовать на суде. Случись он месяцем раньше – трагедии бы не было, но судья перенесла заседание, и тут как раз все и сошлось: отъезд главы семейства, мамин инфаркт и тяжелая форма ангины у Марины. И судья вынесла решение об аресте залоговой квартиры и ее продаже по явно заниженной цене.

Тем временем муж приехал с деньгами и можно было бы заплатить все задолженности, но не вышло. Масла в огонь, пожирающий их состояние, подлил банковский же юрист, который нашел и покупателей на квартиру, предлагавших смешные деньги – мол, у вас бабушка больная, а квартиру так и так отберут. Правда, после звонка Марины в Москву юриста быстро уволили, но делу это помогло мало.

Квартира оставалась арестованной и была выставлена на торги вдвое дешевле первоначальной цены. Оценку, кстати, на глаз дала судья, которая вела процесс.

Конечно же, Марина сражалась за жилье своей семьи – сумела даже добыть рекомендательные письма от губернатора и депутата горсовета.

В банке письма приняли во внимание, но тут же присовокупили еще одно условие – пусть Марина найдет двоих поручителей, тогда можно будет заключить мировое соглашение. Ну а на то, что в Калининградской области (и в России вообще) родственников у нее нет, а пусть в их роли выступят губернатор с депутатом.

Пока Марина билась, искала поручителей (в залог злополучной квартиры!), та ушла с торгов за очень симпатичную цену – 1,613 млн рублей. И без уведомления Марины об инициации торгов.

Потеряв деньги, жилье и оказавшись по уши в долгах, Марина боится, что потеряла и мужа – он далеко и становится все дальше.

Дальнейший круговорот по большим кабинетам видится ей бесперспективным, хотя она продолжает бороться. Юристы «за кадром» считают, что в деле столько процессуальных нарушений, что оптимистический исход не исключен.

Некоторые, подобные Марине валютные должники покидают Россию – обобранные, с горечью обиды на душе и не самыми добрыми мыслями в адрес тех, кто сделал это с ними. Так, ее знакомый увез своих пятерых детей в Америку, — пусть с нуля, но после пережитого беспредела ему ничего не страшно – все равно их жизнь на родине разрушили.

Так ведь сейчас и уехать проблематично – махнет человек на квартиру, пусть, мол, забирают, так ведь нужно еще выплачивать и долг, порой превышающий цену жилья, куда эмигрировать в таком разе? Не на пурпурные ли поля?

По подсчетам аналитиков, в России больше 100 тысяч пострадавших по валютной ипотеке. Большинство уже выплатило огромные суммы, но в пересчете на взлетевший курс твердых валют, света в конце туннеля не просматривается.

Во Всероссийском обществе валютных заемщиков полагают, что к концу этого года число «злостных неплательщиков» перевалит уже за половину всех, кто брал кредиты в валюте.

Впрочем, глава Центробанка Эльвира Набиуллина пообещала, что какие-то меры адресной помощи – особо нуждающимся, с детьми и инвалидами – они все ж таки разработают, но более продвинутые мероприятия нецелесообразны: банки могут потерять ликвидность.

Впрочем, риск несколько преувеличен: так как заемщики гасят проценты, и только потом тело кредита, они обеспечивают весьма высокую ликвидность банков.

Как бы то ни было, некоторое движение в сторону послабления просматривается: правительство работает над льготами по погашению валютных кредитов – пока не будет принят федеральный закон «О введении временного запрета на взыскание задолженности», а тем временем обещано, что на период предоставления льгот (ориентировочно до середины 2016 года) к валютным заемщикам по ипотечным кредитам штрафные санкции применяться не будут, как не будут отбираться и залоговые квартиры.

Помимо этого должен быть зафиксирован курс, по которому будет погашаться кредит (на уровне 33,8 рубля за доллар и 46,18 – за евро).

Правда, льготы и содействие получат лишь добросовестные должники.

Кроме того, правительство утвердило реструктуризацию валютной ипотеки, а часть заемщиков смогут рассчитывать на господдержку до 400 тысяч рублей – если заемщики будут отвечать целому ряду критериев.

  • facebook

    Recommend on Facebook
  • twitter

    Tweet about it
  • vkontakte

    Share on vkontakte

https://rynokzhilia.ru, №36 (989), 24 сентября 2015 г.

0 коммент.назад...

Еще статьи...наверх...

Возрождение ценностей пока переносится…

Возрождение ценностей пока переносится…

Или тяжкий путь былого наследия

Неосвоенные территории

Неосвоенные территории

или что новый генплан нам готовит?

Охота на зайцев

Охота на зайцев

«Любите природу,  мать вашу!», — однажды произнес один известный сатирик. И был, наверное, прав. Ибо на природу, некогда породившую и нас с вами, надо не только любоваться, параллельно собирая с нее дань в виде грибов, ягод и прочей живности, но и беречь ее, холить и лелеять.

Росреестр: доступность госуслуг

Росреестр: доступность госуслуг

Филиал «ФГБУ ФКП Росреестра» по Калининградской области (далее – Филиал) напоминает жителям региона о доступности государственных услуг, оказываемых Филиалом.

Вектор развития

Вектор развития

Росреестр — новые возможности

«Новая Резиденция» – новое качество жизни

«Новая Резиденция» – новое качество жизни

Между Гурьевском и Калининградом растет жилой квартал

banner

Реклама

  • TDbann
  • profilbann
  • tihbann
  • invbann
  • BisBann
  • vb_bann
  • resursbann
  • shternbanner
  • fevralbann
  • komfortbann
  • KSTbann
  • bulvar_bann
  • ervbann
  • investbann
  • ksibann
  • KPD bann
  • AkfenBANN
  • balturBann
  • 6f0998792f
  • 9e295e155c

Контакты и информация

  • г.Калининград, ул. Генерал-лейтенанта Озерова, 17Б, ТЦ «МЕГА» офисный центр, каб. 709, 7-й этаж. Тел./факс (4012) 30-33-39.
  • Реклама в газете...

В 2015 году газета отметила свое 20-летие. Согласно социологическим исследованиям, а также оценкам риэлторских компаний и строительных фирм города, газета \\\\\\\\\\\\\\\"Рынок жилья\\\\\\\\\\\\\\\" стала ведущим изданием, освещающим вопросы недвижимости Калининграда и Калининградской области.

Социальные сети

  • RSS лента

Самые популярные рубрики

© 2010 - 2011. Сделано в iwest-media - создание визуальной продукции в Калининграде | Альмонд Медиа - продвижение сайтов | Все права защищены.